May 7th, 2016

«Прощай оружие» (заметки на полях)



Удивительно, как по-разному описали войну Ремарк и Хемингуэй. Похоже, что у Ремарка восприятие войны проходит через товарищество, у Хемингуэя – через американский индивидуализм. Война Ремарка – это товарищи на передовой.  Война Хемингуэя – это офицер-американец в итальянской армии рядом с передовой. Со всем вытекающим отсюда.В том числе и с дезертирством этого офицера из армии:

«Гнев смыла река вместе с чувством долга. Впрочем, это чувство прошло еще тогда, когда рука карабинера ухватила меня за ворот. Мне хотелось снять с себя мундир, хоть я не придавал особого значения внешней стороне дела. Я сорвал звездочки, но это было просто ради удобства. Это не было вопросом чести. Я ни к кому не питал злобы. Просто я с этим покончил. Я желал им всяческой удачи. Среди них были и добрые, и храбрые, и выдержанные, и разумные, и они заслуживали удачи. Но меня это больше не касалось, и я хотел, чтобы этот проклятый поезд прибыл уже в Местре, и тогда я поем и перестану думать. Я должен перестать.»

Это к вопросу о необходимости смысла и как в его отсутствие "смывается" чувство долга. Это разительно отличается от позиции Николая Плужникова ("В списках не значился") - где я - там и Красная Армия. Даже если я остался один, я - Красная Армия. Можно меня убить, но нельзя победить. Сравнить с офицером Хемингуэя - два разных мировоззрения.

Хемингуэй удивительно описал ощущение беспомощности людей, оказавшихся внутри этой бойни, новой, непонятной мировой войны. Что это такое? Зачем это? Когда это кончится? Да и кончится ли вообще?

«- Три года я была очень наивна и надеялась, что война кончится к рождеству. Но теперь я надеюсь, что она кончится, когда наш сын будет лейтенантом. - А может, он будет генералом. - Если это столетняя война, он и до генерала успеет дослужиться.»

«Может быть, войны теперь не кончаются победой. Может быть, они вообще не кончаются. Может быть, это новая Столетняя война.»

Удивительно, как совпали концовки. Вложить смысл своей жизни в другого человека, искать в нём спасение от войны. Когда этот другой погибает - что остаётся?

Хемингуэй определённо раскрыл одну из граней Первой мировой войны. А сходства и различия в восприятии с Ремарком удивительны.