October 11th, 2016

Бердяев о марксизме и экономической необходимости



Николай Бердяев в «Истоках и смысле русского коммунизма» обращает внимание на то, что Маркс мечтал об освобождении человека от экономического рабства. Не только от капиталистической эксплуатации - а вообще от диктата экономики над человеком:

«Марксизм есть не только учение исторического или экономического материализма о полной зависимости человека от экономики, марксизм есть также учение об избавлении, о мессианском призвании пролетариата, о грядущем совершенном обществе, в котором человек не будет уже зависеть от экономики, о мощи и победе человека над иррациональными силами природы и общества. Душа марксизма тут, а не в экономическом детерминизме. Человек целиком детерминирован экономикой в капиталистическом обществе, это относится к прошлому. Определимость человека экономикой может быть истолкована как грех прошлого. Но в будущем может быть иначе, человек может быть освобожден от рабства.»

Бердяев не может принять того, что мечту об освобождении человека от экономического диктата коммунистическая партия в СССР заменила аксиомой о господстве экономики над человеком. «Подтверждением принципа диалектического детерминизма служит реальный процесс развития общества, в котором развитие всегда осуществляется на основе экономической необходимости, в конечном счете прокладывающей себе путь через массу случайностей» - писали в советских учебниках (цитата из учебника Спиркина 1988 года).

Что, всегда экономика является ведущей? И в социализме? И в коммунизме? Всегда?! Для Бердяева такая позиция равнозначна лишению марксизма души.

С Бердяевым далеко не во всём можно согласиться. На мой взгляд у него много, мягко сказать, спорного. Но его рассуждения о душе марксизма, его предупреждение о том, что лишённый души марксизм выродится в мещанство, оказались очень справедливыми.

***

P.S.

В 21-м веке мутировавший капитализм породил новое общество (общество потребления) и новые формы отчуждения (см. колесо регресса). Включая рыночные соблазны потребительского общества - разве это не ещё одна грань "экономической необходимости"? Свести человека к материальным потребностям, приравнять человека к его потреблению - это не означает жесточайшего господства над ним "экономической необходимости" потребительского общества?

Каким может быть коммунистический ответ на эти новые формы экономической необходимости? Например, таким:

«...настоящий коммунизм — это возведение принципа «человек — это звучит гордо» в ранг главного системообразующего, стержневого основополагающего принципа общественной жизни. Причем этот принцип при коммунизме должен быть реализован по отношению ко всем и каждому из живущих в коммунистическом обществе.
По сути — и это крайне важно понять — коммунизм не предлагает ничего кроме реализации этого принципа. Коммунизму глубоко наплевать, сколько видов бюстгальтеров и трусиков будет лежать на прилавках, сколь разнообразна будет какая-нибудь фурнитура, сколь упоительными будут формы каких-нибудь дорогих машин и сколько сортов сыра будет в магазинах. Повторяю еще раз, пока все не поймут, что коммунизму на это фундаментальным образом наплевать, коммунистические движения России и мира из глубочайшего маразма не выйдут!
Как только они трусливо отказываются от этого прямого и определенного «на-пле-вать», они вписываются в потребительство, теряют лицо, а значит, и историческую перспективу, деградируют, маразмируют и в итоге быстро отодвигаются в самый дальний угол исторической сцены — с тем, чтобы вскоре уйти с нее окончательно. Уступив, конечно, место фашизму. И не надо, основываясь на этом утверждении, говорить, что коммунизм — это голод или даже скудность.
При коммунизме должна быть здоровая и в меру разнообразная пища в достаточном для граждан количестве. Пища питательная, вкусная. И получаемая гражданами а) бесплатно, б) без очередей, которые постоянно вменяются в качестве главного бича советскому обществу.
При коммунизме каждому должна предоставляться опять же бесплатно и в достаточном количестве простая красивая одежда.
При коммунизме должен быть технический прогресс, основанный на прорывных идеях, открывающий фантастические новые перспективы для человечества. Прогресс стремительный и неуклонный.
Но, прошу прощения, при чем тут рынок? Рынок определит, на каких космических аппаратах мы будем осваивать ближний, средний и дальний космос? Рынок может определить, какие именно ненужные, а порой вредные прибабахи будут предложены потребителю в очередных айфонах и пр. Ну так этих потребительских фитюлек при коммунизме не будет и не должно быть. Хотите этого — целуйте прах у ног его величества Рынка со всеми вытекающими последствиями.
При коммунизме должно быть стремительное развитие медицины, образования, культуры. Но это сферы, не только не требующие рынка, но и не совместимые с ним. Потому что коммерциализация медицины, образования, культуры — это их смерть. И это все понимают.
При коммунизме вообще не должно быть потребительства. Коммунизм не один из вариантов этого потребительства, понимаете? Это антипотребительство!
Коммунизм каленым железом выжигает в людях всю гнусную, унылую, потребительскую похоть. И это — его главное благое свойство.
Поэтому на восклицание «Ах, вы не можете обеспечить триста сортов сыра и дикое количество модификаций разного рода товаров и товарчиков, услаждающих наши телеса!» настоящие коммунисты отвечают: «Да, мы это уничтожаем, и поэтому нам глубоко наплевать на ваш рынок, который вы безмерно превозносите по причине его способности множить все эти вариации на тему романа Золя «Дамское счастье», то есть модификации шмоток, призванные решить не сущностную человеческую проблему и даже не проблему удобства человеческой жизни, а нечто совсем другое»».

(Сергей Кургинян, цикл статей "О коммунизме и марксизме")