January 12th, 2017

Дон-Карлос инфант Испанский, Шиллер (заметки на полях)



В Доне Карлосе стержневое - отношение к истории: взгляд свободолюбивого маркиза Позы, взгляд короля Филиппа II (напоминающий повадками рецепты Маккиавелли), взгляд Великого инквизитора (мир лучше отдать тлену, чем свободе).

Кроме этой главной исторической линии есть несколько дополнительных впечатлений:

1. С первых строчек возникает ощущение нецелостности и предательства: дон Карлос одновременно клянётся в любви отцу Филиппу, и тут же пытается соблазнить его жену.

2. Ожидаемо, что ведя себя, как подлец, он и других воспринимает подлецами.

3. Слабость (слёзы и истерика) встречает соответствующую оценку от воплощения силы и власти, от отца-короля: мол, чтобы я тебя таким не видел.

4. Почти все персонажи ведут себя по рецептам Макиавелли: вопросы власти на первом плане, мораль и пр. - в стороне.

5. Королева прорывает интриги, оставаясь собой, не соглашаясь на гнусность. Она же на языке высоких идеалов говорит с Карлосом, и тот, вроде, поддаётся этому языку. Правда окончательности в нём нет почти до самого конца, только смерть маркиза Позы даёт эту окончательность.

6. Маркиз де Поза и его смерть преобразуют и Карлоса (в лучшую сторону), и короля Филиппа (в чудовищную сторону - он решает мстить человечеству, ради которого умер маркиз). И очень показательно, как на это реагирует Великий Инквизитор:

                   Я вами не доволенъ. Гдѣ же былъ
                   Тогда Филиппъ, чья твердая душа,
                   Какъ та звѣзда на небѣ, неизмѣнно
                   И вѣчно вкругъ себя одной вертится?
                   Иль прошлое исчезло все за вами?
                   Или въ тотъ мигъ, когда ему объятья
                   Свои открыли вы, свѣтъ сталъ не свѣтомъ?
                   Ядъ болѣе не ядомъ? Иль стѣна
                   Межъ зломъ и благомъ, истиной и ложью
                   Разрушилась? Что значитъ цѣль, что твердость,
                   Мужское слово, если въ слабый мигъ
                   Шестидесятилѣтніе принципы
                   Колеблются, какъ женскіе капризы?