February 5th, 2017

Теодор Драйзер, Американская трагедия (заметки на полях)





Произведение большое, заметки на полях не претендуют на полноценную рецензию, а отражают только какие-то особенно заинтересовавшие моменты.

1. Несколько раз во время чтения возникает впечатление, что это американская версия "Братьев Карамазовых". Очень много совпадений.
- Карамазов приходит к отцу, чтобы его убить - и в последний момент передумывает, Клайд приходит к моменту в лодке - и в последний момент трусит.
- Суд над Карамазовым предопределён, он не может принять другого решения, хотя читатель точно знает о его невиновности; суд над Клайдом предопределён (это ясно говорит в итоге губернатор - мол, хоть и очень это его трогает, но возможности что-то сделать нет),
- Участие церковных людей: у Достоевского это Зосима, монахи, Алёша - они описаны подробно и глубоко. У Драйзера это Мак-Миллан (ну и родители Клайда, конечно). Причём Алёша у Достоевского размышляет о виновности брата и в итоге верит ему, Достоевский подробно описывает его переживания. У Драйзера преподобный Мак-Миллан также размышляет, но описан он проще, в критический момент он колеблется, до самого конца он не уверен, правильно ли поступил.
- Карамазов, будучи невиновным, создаёт ситуацию, в которой его не могут не осудить - и тут и вопрос чести со спрятанной пачкой денег, и страсти, и кровь. Клайд создаёт аналогичную ситуацию, но всё примитивнее.

2. Но Достоевский блестяще и глубоко показал духовную трансформацию человека, ограниченность и предопределённость мирского суда, его герои по настоящему сложны и объёмны. Драйзер, на мой взгляд, работал над той же темой, но у него всё существенно проще. Местами (вроде сюжета с журналистами и телеграммой матери Клайда) совсем грубо - образ журналиста нарисован грубыми мазками и никак не раскрыт.

3. Достоевский не позволяет себе высокомерного отношения к героям. А у Драйзера встречаются пассажи в духе - дескать, он был ограниченный человек, и не мог понять и 10% происходящего. Там, где Достоевский раскроет человека - Драйзер его опишет в двух словах. Это качественная разница.

4. Американская трагедия - заявка на характерную именно для американцев трагедию. Американская мечта, вожделение к материальному богатству и статусу, расчеловечивание... Драйзер показал как цепляются и крутятся "колёсики" в человеке-рациональном, как ситуация разворачивается с механической неизбежностью. Клайд, на мой взгляд, абсолютно предпоределён окружающей реальностью. Духовного стержня нет (нет человека, нет личности) и колёса реальности прокручивают его до электрического стула в финале. "Принадлежит стихиям тот, кто имени не приобрёл и не стремился к высшему".

5. При всём сказанном выше - трогательно, интересно, о человеке и его вожделениях, о беспомощности человека бездуховного.