Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Песнь о Гайавате, заметки на полях


Очень интересно было познакомиться с мифами американских индейцев.

«Песнь о Гайавате", - говорит Лонгфелло, - это индейская Эдда, если я могу так назвать ее. Я написал ее на основании легенд, господствующих среди североамериканских индейцев. В них говорится о человеке чудесного происхождения, который был послан к ним расчистить их реки, леса рыболовные места и научить народы мирным искусствам. У разных племен он был известен под разными именами: Michabou, Chiabo, Manabozo, Tarenaywagon, Hiawatha, что значит - пророк, учитель. В это старое предание я вплел и другие интересные индейские легенды... Действие поэмы происходит в стране оджибуэев, на южном берегу Верхнего Озера, между Живописными Скалами и Великими Песками»»

Сильно смущает то, что это не оригинальная культура индейцев, а вольный пересказ мифов “белым человеком”, и даже стихотворная форма позаимостована из «Калевалы», который не имеет к северной Америке никакого отношения. Непонятно, где в этих мифах оригинальная культура индейцев, а где творчество Логфелло.

«Товарищ» А.Прокофьева, заметки на полях

В известной песне Александра Андреевича Прокофьева «Товарищ» есть строчки:
«Не северный ветер ударил в прибой, В сухой подорожник, в траву зверобой».
Что это значит? В песне поётся о том, что товарищ дружбу несёт «по волнам».

***

На сайте Прокофьева размещён исходный текст стихотворения, в котором есть посвящение (А.Крайскому), год написания (1929), и несколько строк про Онегу, не вошедших в песню:

«А. Крайскому
Я песней, как ветром, наполню страну
О том, как товарищ пошел на войну.
Не северный ветер ударил в прибой,
В сухой подорожник, в траву зверобой, -
Прошел он и плакал другой стороной,
Когда мой товарищ прощался со мной.
А песня взлетела, и голос окреп.
Мы старую дружбу ломаем, как хлеб!
И ветер - лавиной, и песня - лавиной...
Тебе - половина, и мне - половина!
Луна словно репа, а звезды - фасоль...
«Спасибо, мамаша, за хлеб и за соль!
Еще тебе, мамка, скажу поновей:
Хорошее дело взрастить сыновей,
Которые тучей сидят за столом,
Которые могут идти напролом.
И вот скоро сокол твой будет вдали,
Ты круче горбушку ему посоли.
Соли астраханскою солью. Она
Для крепких кровей и для хлеба годна».
Чтоб дружбу товарищ пронес по волнам,
Мы хлеба горбушку - и ту пополам!
Коль ветер - лавиной, и песня - лавиной,
Тебе - половина, и мне - половина!
От синей Онеги, от громких морей
Республика встала у наших дверей!
1929»

С сайта, посвящённого Прокофьеву:

«…родился 19 ноября (2 декабря) 1900 года в ладожском селе Кобона Волховского уезда Петербургской губернии, в семье землепашца и рыбака. С детства был приучен к самому разному, во многом тяжёлому крестьянскому труду». Судя по биографии тема моря Прокофьеву близка.
«…Вместе с отцом, вернувшимся с фронта, Александр в 1918 году вступил в сельский комитет сочувствующих коммунистам-большевикам, а вскоре встал в ряды Красной Армии. Служил в караульной роте в Новой Ладоге (3-й запасный полк, 7-я армия), участвовал в боях против отрядов Юденича. Все эти грозные события вдохновили его на создание первых литературных произведений».

Справочно: Wiki: Се́верное Прила́дожье или Ладожская Карелия (фин. Laatokan Karjala, Лаатокан Карьяла) — природно-исторический регион, в настоящее время ограниченный с юга берегом Ладожского озера, административной границей Ленинградской области и Республики Карелии на западе, российско-финляндской границей на севере, и условной линией старой советско-финской границы 1939 года на востоке..

«Незадолго до окончания гражданской войны Александр Прокофьев закончил Инструкторский институт Красной Армии имени Толмачёва. После этого заведовал гарнизонным клубом, работал помощником заведующего бригадным клубом в 16-й дивизии имени Киквидзе, а в 1921 году — военным цензором при новоладожском уездном военном комиссариате. В 1922 году переехал в Ленинград и поступил на службу в органы ВЧК-ОГПУ, проработав в данной структуре до 9 января 1930 года».

В 1919 году вступил в РКП(б). С этого времени и до конца жизни он оставался убеждённым коммунистом и сторонником левого пути развития общества.

В 1929 году, когда была написана песня, Прокофьев, судя по биографии, ещё работает в ВЧК.

Гипотеза: Крайский - поэт, деятель Ленинградского пролеткульта, Прокофьев - поэт, работает в Ленинградском ВЧК. Оба - воевали. Оба - коммунистические идеологи (поэты). Связь по месту, связь по времени, связь по литературе.

Онега – город в Архангельской области, который стоит на реке Онеге в месте впадения реки в Белое море. Славился портом, верфями, мореходами.

На сайте г.Онеги написано, что «В Советский период одним из первых в Онеге был установлен памятник на братской могиле в июле 1920 г. (по другим сведениям 11 июля 1921 г.). На обелиске, изготовленном мастерами Дмитрием Бахматовым и Степаном Соловьевым написано: «В память красных борцов за освобождение Севера». Здесь похоронены командиры и красноармейцы, павшие смертью храбрых в борьбе за освобождение г.Онеги от белогвардейцев и иностранных интервентов в 1919-1920 годы».

Вопрос: что связывало Прокофьева и Онегу? Или Крайского и Онегу? Почему именно Онега стала точкой, с которой развернулась республика в стихотворении?

Стихотворение посвящено известному коммунистическому поэту Алексею Петровичу Крайскому (Кузьмину), который в т.ч. написал в 1927 году книжку «Что надо знать начинающему писателю. Выбор и сочетание слов».

Собрав всё это вместе, попробуем расшифровать смысл первых строк песни.
Прокофьев пишет, что ударил в прибой не северный ветер. Но если не ветер ударил, то что? Если не северный ветер ударил в прибой, то что?

Соображение №1. В прибой ударил не ветер. А песня.
«Не северный ветер ударил в прибой,…, А песня [взлетела]».
Прокофьев в самом начале явно показывает, что песня замещает ветер – «Я песней, как ветром, наполню страну». Не ветер, а песня наполняет страну. А ветер – ветер пошёл плакать другой стороной. Взлетела над страной не ветер, а песня. Можно понять Прокофьева так, что ветер и песня противостоят друг другу – «Коль ветер – лавиной», тогда «и песня – лавиной».

Соображение №2. Параллель с песней о Буревестнике
Поэт Прокофьев, коммунист, не мог не знать известнейшей «Песни о буревестнике» одного из идеологов большевиков М.Горького. У Горького ветер собирает тучи над морем, разбивает волны об утёсы. А над морем звучит крик Буревестника – предвестника революции, бури. И ветер – лавиной, и песня – лавиной, говорит Прокофьев.
Метафора моря и бури – это метафора революции у Горького. Когда Прокофьев говорит: «Чтоб дружбу товарищ пронёс по волнам» - это можно понять, как пронести дружбу через бурю революции и войны (по волнам). И в каком-то смысле именно идеология коммунистического братства (в песне прощающиеся товарищи сидят за столом, как братья, песня обращается к растящей сыновей матери) усмирила бурю гражданской войны.

Соображение №3. Если ударил не северный ветер, то ударил другой ветер.
Революция 1917 г. началась в Ленинграде – он находится на юго-западе от Онеги. И в каком-то смысле ударил в Онежский прибой юго-западный Ленинградский революционный ветер.


Маленький принц и коммунизм



Почти все знают "Маленького принца". А многие ли знают мучительные рассуждения Антуана де Сент-Экзюпери о человеке и человечестве? Из "Планеты людей":

«Слишком много в мире людей, которым никто не помог пробудиться.

Несколько лет назад, во время долгой поездки по железной дороге, мне захотелось осмотреть это государство на колесах, в котором я очутился на трое суток; трое суток некуда было деться от неумолчного перестука и грохота, словно морской прибой перекатывал гальку, и мне не спалось. Около часу ночи я прошел весь поезд из конца в конец...

...Мать кормила грудью младенца; смертельно усталая, она казалась спящей. Среди бессмыслицы и хаоса этих скитаний передавалась ребенку жизнь. Я посмотрел на отца. Череп тяжелый и голый, как булыжник. Скованное сном в неловкой позе, стиснутое рабочей одеждой бесформенное и неуклюжее тело. Не человек — ком глины. Так по ночам на скамьях рынка грудами тряпья валяются бездомные бродяги. И я подумал: нищета, грязь, уродство — не в этом дело. Но ведь вот этот человек и эта женщина когда-то встретились впервые, и, наверно, он ей улыбнулся и, наверно, после работы принес ей цветы. Быть может, застенчивый и неловкий, он боялся, что над ним посмеются. А ей, уверенной в своем обаянии, из чисто женского кокетства, быть может, приятно было его помучить. И он, превратившийся ныне в машину, только и способную ковать или копать, томился тревогой, от которой сладко сжималось сердце. Непостижимо, как же они оба превратились в комья грязи? Под какой страшный пресс они попали? Что их так исковеркало? Животное и в старости сохраняет изящество. Почему же так изуродована благородная глина, из которой вылеплен человек?...

Сажусь напротив спящей семьи. Между отцом и матерью кое-как примостился малыш. Но вот он поворачивается во сне, и при свете ночника я вижу его лицо. Какое лицо! От этих двоих родился на свет чудесный золотой плод. Эти бесформенные тяжелые кули породили чудо изящества и обаяния. Я смотрел на гладкий лоб, на пухлые нежные губы и думал: вот лицо музыканта, вот маленький Моцарт, он весь — обещание! Он совсем как маленький принц из сказки, ему бы расти, согретому неусыпной разумной заботой, и он бы оправдал самые смелые надежды! Когда в саду, после долгих поисков, выведут наконец новую розу, все садовники приходят в волнение. Розу отделяют от других, о ней неусыпно заботятся, холят ее и лелеют. Но люди растут без садовника. Маленький Моцарт, как и все, попадет под тот же чудовищный пресс. И станет наслаждаться гнусной музыкой низкопробных кабаков. Моцарт обречен.

Я вернулся в свой вагон. Я говорил себе: эти люди не страдают от своей судьбы. И не сострадание меня мучит. Не в том дело, чтобы проливать слезы над вечно незаживающей язвой. Те, кто ею поражен, ее не чувствуют. Язва поразила не отдельного человека, она разъедает человечество. И не верю я в жалость. Меня мучит забота садовника. Меня мучит не вид нищеты, — в конце концов люди свыкаются с нищетой, как свыкаются с бездельем. На Востоке многие поколения живут в грязи и отнюдь не чувствуют себя несчастными. Того, что меня мучит, не излечить бесплатным супом для бедняков. Мучительно не уродство этой бесформенной, измятой человеческой глины. Но в каждом из этих людей, быть может, убит Моцарт.

Один лишь Дух, коснувшись глины, творит из нее Человека.»


Раскрепощение и пробуждение высших творческих сил в каждом человеке. Это и есть духовный коммунизм. Так его определяют и об этом мечтают в Сути Времени. Об этом духовном коммунизме мучительно размышлял Экзюпери.

Высокое творчество


Прометей несет людям огонь.Генрих Фюгер.1817
(продолжение заметок "Чем отличается высокая культура от попсы? Ответ Гёте" и "Зачем нужна Высокая культура?")

На одном из собраний Брянского патриотического клуба мы столкнулись с позицией: "Почему вы говорите, что современный человек отчуждён от Высокой культуры? Вокруг полно творцов, которые пишут стихи, музыку, рисуют. Почему вы кого-то выделяете? Ведь все творцы по-своему гениальны!"

Чем отличается творец Высокой культуры (гений) от любителя рифмовать строчки?

Гений чувствует трагизм своего времени и его предельные вызовы. Но вызовы не появляются из ниоткуда - они рождаются и развиваются в истории. Поэтому чтобы полноценно переживать своё время нужно приобщиться к тому смысловому опыту, которое осталось в наследство от других времён, ощутить их взаимосвязь. А для этого необходимо освоить ту самую Высокую культуру, смысловое богатство, накопленное предыдущими поколениями - почитайте "Фауста" Гёте, или "Возмездие" Блока, в них за каждой строчкой стоит смысловой и культурный пласт. Только при условии приобщения к Высокой культуре творец может оказаться на острие духовного опыта человечества и полноценно осмысливать и переживать своё время.

И, конечно, гений способен выразить своё мироощущение так, чтобы читатель (зритель) смог ему полноценно со-переживать, чтобы он смог полноценно освоить этот духовный опыт и получить драгоценные смысловые зёрна.

Рифмовать строчки может и духовный дикарь. Но чтобы получилось "Возмездие" не достаточно просто срифмовать строчки. Тут нужен гений Блока с его духовным богатством.

Чем отличается высокая культура от попсы? Ответ Гёте



Сегодня зашёл разговор о том, чем отличается высокая культура от попсы. Вот, например, Долина - это высокая культура? Чем Долина отличается от Блока, например?

Свой ответ на этот вопрос дал Гёте почти двести лет назад: вчитайтесь в этот фрагмент "Фауста", в котором спорят директор ("деньги"), поэт (высокая культура) и комедийный актёр ("попса"). Попробуйте представить на месте директора, например, Эрнста (1-й канал), а на месте комедийного актёра, например, Долину.

Гёте гениально показал и что такое Высокая Культура, которая переживает трагизм своей эпохи, которая обращается к потомкам и остаётся в поколениях, которая приобщает зрителей к общечеловеческой культре ("человеческой мощи"). И что такое "деньги", относящиеся к зрителю, как к быдлу, которое схавает всё, и которое нужно пичкать низкопробной дрянью ("пипл хавает"). И что такое "попса", готовая "развлекать молодёжь" ради "наружнего блеска", популярности, "восторгов поколенья"…

Collapse )

Популярная культура - высокая?

Что такое Высокая культура? Это культура, которая обеспечивает человеческое Восхождение: осваивающий Высокую культуру человек переосмысляет себя и мир, формирует мировоззрение, приобщается к идеалам, обладание которыми и делает его Человеком.


Иллюстрация к Фаусту, Гёте - многие ли молодые люди его читают сегодня?

Обязательно ли Высокая культура должна быть популярной? Нет, тем более в постмодернистскую эпоху, в которую всё связанное с высокими идеалами системно вытравливается. В обществе регресса Высокая культура оказывается на обочине, большинство людей от Высокой культуры отчуждено.


Концерт Rammstein - образец современной массовой культуры

Обязательно ли популярная культура должна быть Высокой? Нет. Rammstein - популярная группа? И при этом явно расчеловечивающая, т.е. способствующая превращению человека в зверя? И в этом нет ничего удивительного - в регрессирующем обществе массовая (то есть популярная) культура тоже регрессивная.

Интересно - а много ли вы можете привести примеров высокой культуры, культуры во-человечивающей, созданной за последние двадцать лет?

Меня мучает, что в каждом человеке, быть может, убит Моцарт (Антуан де Сент-Экзюпери)


В декабре Брянский патриотический клуб разобрал первую статью из цикла Судьба гуманизма в XXI веке, в которой были процитированы слова Экзюпери о Моцарте в каждом человеке:

«Есть в Европе двести миллионов человек, чье существование лишено смысла... Население рабочих поселков хочет, чтобы его пробудили. Есть и Другие-люди, погрязшие в рутине различных профессий, люди, которым недоступны радости первооткрывателя — поднимателя целины, радости веры, радости ученого. Кое-кому думалось, что достаточно одеть их, накормить, удовлетворить все их насущные потребности, чтобы возвысить их душу. И вот мало-помалу из них создали мещан... сельских политиков, техников, лишенных внутренней жизни. Им дают неплохое образование, но это не культура. Тот, кто думает, что культура — набор вызубренных формул, невысокого о ней мнения. Посредственный ученик специального класса лицея знает больше о природе и ее законах, чем Декарт или Паскаль. Но разве такой ученик способен мыслить, как они?..

Когда в саду удается вывести новую розу, всех садовников охватывает волнение. Розу изолируют, окружают заботой, всячески способствуют ее развитию. Но для людей нет садовников...

Меня мучает то, что не может излечить даровая похлебка для бедняков... Меня мучает, что в каждом человеке, быть может, убит Моцарт...»




Так Антуан де Сент-Экзюпери ощущал противоречие между высшими творческими потенциями и "даровой похлёбкой", разницу между высокой культурой и "образованием-набором формул". Вокруг этих слов Экзюпери возникло горячее обсуждение - мы поспорили, в чём разница между высокой культурой и просто культурой, чем отличается творчество Моцарта от творчества рок-группы из местного ПТУ, где расположена высокая культура в творчестве Высоцкого, является ли массовость (например, Rammstein или Star Wars) критерием отнесения к высокой культуре?

Мы сошлись на том, что вопрос пробуждения высших творческих потенций - это вопрос о Новом человеке. Что на этот вопрос не смогли полноценно ответить в СССР. На этот вопрос необходимо дать ответ в XXI веке - этим и занимается новый духовный коммунизм.