Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Светское мировоззрение 21 века, заметки на полях

В статье "Мост через пропасть" С.Е.Кургиняна цитируются несколько уважаемых учёных-физиков, которые рассуждают о возможности существования дополнительных измерений в нашем реальном мире.


Это академик Б.В.Раушенбах, который пишет о 4-м пространственном измерении, и делает вывод: "Если попытаться дать главную характеристику четырехмерному геометрическому пространству, главную с точки зрения анализа средневековых изображений, то она сведется к утверждению, что в нашем обычном трехмерном объеме, например, объеме комнаты, могут независимо и одновременно существовать разные «жизни»".


Это лауреат нобелевской премии 2003 года академик В.Л.Гинзбург, который говорит о проблеме дополнительных измерений как о центре современных научных исследований: "Мне пришлось видеть статьи, в которых лишь одно дополнительное измерение, по предположению, имеет «радиус» намного больше фундаментальной длины, причем это сказывается на поведении гравитационного поля. <...> Я убежден, что соответствующее направление исследований будет в центре внимания в обозримом будущем".

Чем отличается для светского человека религиозная "гипотеза" о существовании "загробного мира" от научных гипотез физиков-теоретиков о существовании "четвёртого измерения" и жизни в них? Конечно (как и сказано в статье) гипотеза об измерениях не доказывает существования "загробного мира". Но эта гипотеза, сделанная уважаемыми физиками-теоретиками 21 века, говорит о том, что наука 21 века больше не отрицает возможности существования этой самой "загробной жизни" в принципе.

Раушенбах не доказал существования "загробной жизни". Но когда он рассуждает о пространственных построениях в иконах, о том, что там изображено сечение 4-го измерения, он тем самым говорит, что это возможно. Не доказано. Но возможно. Физик-позитивист 20 века говорит, например, что раз ни одна из известных элементарных частиц или ни одно из взаимодействий не является носителем воли бога - значит физика доказала, что бога нет. А физик-теоретик 21 века говорит - возможно, есть 4-е измерение, в котором, возможно, есть эта самая параллельная жизнь.

А значит современная наука перестала быть радикально атеистичной. И это знаковый поворот науки, "легитимирующий" новое светское мировоззрение.

Впечатление от Богданова, заметки на полях



В рамках проработки коммунистических доктрин познакомился ближе с работами Богданова – в т.ч. с «Очерками организационной науки». Представление о Богданове стало полнее, и сложилось какое-то впечатление о его доктрине. Это впечатление не претендует на полноту: знакомство с его текстами было ознакомительным. Уверен, что «копающие» Богданова глубоко могут найти в его текстах много «жемчужин», которые при ознакомительном чтении обнаружить невозможно. Но я хочу зафиксировать впечатление от ознакомительного чтения.

1.       Богданов целостен. Он выбрал в качестве базы человеческий опыт, рассмотрел на этой базе историю человечества, актуальные вызовы (отчуждение человека и науки), предложил пути их преодоления. А также много частных вопросов (например, религии, разделения труда и т.д.). В этом особенность его доктрины.

2.       В доктрине Богданова эволюция человечества – это эволюция опыта. Который сначала мал и целостен, по мере его накопления происходит сначала разделение людей на «управляющих» и «управляемых», а потом с нарастанием специализации труда опыт также специализируется. В результате нарастает отчуждение людей друг от друга, потому что обладая разными частицами опыта они перестают понимать друг друга. Наконец, наступает индустриальная эпоха, когда к рабочему переходит функция управления машиной, этот опыт сходен в разных сферах и начинается сближение человека. Однако буржуазное классовое общество преодолеть это отчуждение не может. А может его преодолеть новый класс – пролетариат, для которого преодоление отчуждения является главным вызовом. Богданов формулирует это и научно, и «художественно» (например, в диалоге марсианских рабочих и инженера).

3.       Для преодоления этого отчуждения нужна новая наука, предметом которой станут самые общие закономерности человеческого опыта. Богданов называл эту науку тектологией и начал её разрабатывать.

4.       Он рассматривает операции, аналогичные сложению, вычитанию и пр. применительно, по сути, к любой системе. Например, сложение (он называет его «коньюгацией») человека и человека – бывает половое, бывает через общение, бывает через обмен органами и т.д. При взаимодействии систем могут возникать новые системы («ингрессия»), а могут разрушаться («дезингрессия»), они могут быть устойчивыми или не устойчивыми, равновесие может быть статическим и динамическим и т.д. и т.д.

5.       Я думаю, что сводить тектологию Богданова только к теории систем нельзя. Потому что для него «система» является только одним из кусочков опыта, а тектология – это заявка на любой опыт, который не сводится только к какому-то кусочку. Теория систем – это частный случай тектологии.

6.       Судя по «очеркам» Богданов только начал разработку тектологии, она была ещё довольно сырой. У меня возникло такое ощущение, может быть это ощущение ошибочно. И ещё ощущение, что это не качественный прорыв. Это заявка на то, чтобы подняться над всем человеческим опытом и собрать из всех наук, всех частей какие-то общие закономерности. Похоже на «механический» подход.

7.       Сложение, вычитание и др. операции над  системами позволяют делать очень интересные выводы. Например, когда Богданов рассуждает о борьбе со старостью: мол, один человек тут ничего не может сделать. Поэтому выйдем в над-систему - «человечество». А тут уже люди могут взаимодействовать, например, обмениваться тканями (кровью), тем самым обновляя «старую» систему. Частная наука, которая не может выйти за рамки своего узкого предмета, то есть не может выйти в «над-систему», к таким выводам прийти не может. А тектология, которая работает с любым опытом – может.

8.       Сама по себе тектология не даст ответа на ВСЕ вопросы, которые возникают в связи с построением коммунистического общества и воспитанием Нового человека. Тектология отвечает только на вызов «разбегающегося опыта». Тектология предельно абстрактна. А задачи воспитания – предельно конкретны, и во многом уникальны для каждого отдельного человека. Поэтому доктрина Богданова – это ценнейший опыт, это ответ на ОДИН из вызовов, которые стоят перед человечеством, без преодоления которого дальнейшее развитие едва ли возможно.


Впечатление по статье о доктрине общего дела Фёдорова



Конец 19-го века – это время, когда человечество оказалось в тупике. В начале 20-го века ужас этого тупика был явлен человечеству в Первой мировой войне. В том числе это был тупик в осмыслении человеческой жизни: религиозные смыслы теряли силу, а светская наука не дала полноценной замены религиозному мировоззрению. Человечество в лице мыслителей 19-го и 20-го века мучительно переосмысливало себя, свою историю, искало способ вернуть человечеству смысл существования. Одним из таких учёных был Фёдоров, разработавший доктрину «общего дела».

Можно по-разному относиться к конкретным тезисам и формулировкам в доктрине Фёдорова. На уровне высокого смысла Фёдоров поставил перед человечеством предельную задачу — преодолеть страшнейший вызов, стоящий перед жизнью: вызов смерти. Причём преодолеть с опорой на науку, не отрицая при этом веру.

Мы понимаем, что без смысла человек не живёт, и что есть смыслы, разъединяющие людей и превращающие их в атомизированных эгоистов, а есть смыслы объединяющие и создающие целостные общности.  Предложенный Фёдоровым вызов – преодоление смерти, - стоит перед всем человечеством, Фёдоровская доктрина в этом отношении претендовала на то, чтобы вернуть смысл жизни человечеству вообще, а не только какому-то отдельному народу.

Одна из особенностей доктрины Фёдорова в том, что она оказалась между научным материализмом и религиозным идеализмом. Это один из вариантов русского синтеза религиозного и научного мировоззрений. Поэтому, с одной стороны, для радикалов от науки и от религии Фёдоров всегда будет врагом. Но для умеренных светских людей, допускающих существование религии, и для умеренных религиозных людей, не считающих светскую науку «мракобесием», доктрина Фёдорова могла стать точкой соприкосновения.

В той части, в которой доктрина Фёдорова опирается на науку, она будет меняться и развиваться вместе с наукой. В этом смысле возможна «философия общего дела-21», и было бы интересно ознакомиться с результатами развития доктрины, если этим кто-то всерьёз занимался.

Вот такие впечатления, вкратце, сложились после ознакомления со статьёй о развитии Фёдоровских идей.

НЛП и модерн (заметка на полях)



Одна из фундаментальных проблем, которые поставила перед человеком эпоха Модерна - проблема полной предопределённости. Со времён Декарта наука сделала заявку на то, что весь мир подчиняется законам, и что наука откроет эти законы и полностью опишет мир. Человек, как часть этого мира, превращается в "шестерёнку с сознанием", от которой ничего не зависит, у которой нет никакой свободы воли, которая также полностью предопределена теми же (физическими) законами. Мне кажется, справедливо говорить, что эта заявка и этот вызов - вера во всемогущество науки, - входит в идейное ядро Модерна.

Что такое НЛП, в чём заявка НЛП?

Это попытка работать с человеком и его психологией, как с автоматом (со слабыми отговорками, вроде - мол, если человек не захочет, то его изменить нельзя и т.д.). Но идея то именно в том, чтобы превратить человека в автомат: даже название "нейро-лингвистическое ПРОГРАММИРОВАНИЕ" - то есть программирование компьютера под названием "мозг" на адаптированном для этого человеческом языке (все эти НЛП-кие "номинализации" и т.п.).

А ведь это та же идея: создать науку, которая предопределит человека. Только если во времена Декарта акцент был сделан на физических законах, то НЛП сделала заявку на предопределение психологии человека (в том числе убеждений!) через психологические законы.

У вас есть убеждения? Ну так убеждения можно менять, как программы в компьютере. Вход - Алгоритм - Выход. Человек = автомат.

По отношению к человеку это примитивизм. Мол, зачем вам копаться в человеке, если  есть простой универсальный алгоритм! Замануха для "homo-потребителя".

Человек - не автомат.
Быть "шестерёнкой с сознанием" не хочет.


Марксизм – не догма, а руководство к действию

В 19 веке перед обществом стояли одни вызовы. Главный вызов 19 века – отчуждение в форме чрезмерной эксплуатации трудящихся. Поэтому в 19 веке было написано руководство по преодолению эксплуатации и преобразованию общества 19 века — «Марксизм-19». В руководстве под названием «Марксизм-19» подробно разбирался вопрос эксплуатации с опорой на передовую науку 19 века.

К 21 веку общество качественно изменилось. Чрезмерная эксплуатация переместилась на периферию капиталистического мира, а в ядре чрезмерная эксплуатация перестала играть ведущую роль. Отчуждение приняло другие формы. Капитализм мутировал. Наука за сто лет шагнула далеко вперёд.

Вы же не думаете, например, что экономическая наука осталась неизменной с 19 века? Что, после Адама Смита не было нескольких десятков нобелевских лауреатов, каждый из которых существенно продвинул экономическую науку вперёд? Или вы хотите работать в 21 веке с теорией из 19-го?

Вы же не думаете, что наука о человеке осталась на уровне 19-го веке? Вы же не хотите проигнорировать психологию, социологию, теорию элит и другие науки о человеке и обществе, сделавшие качественный скачок за прошедшие 100 лет? Или вы хотите работать против современных политтехнологов с опорой только на знания 19-го века?

Марксизм – не догма.

Марксизм – это учение, которое опирается на передовые достижения науки. А главное, что это — РУКОВОДСТВО. Руководство к действию.

Поэтому в 21 веке нужно новое руководство по преодолению отчуждения и преобразования общества — «Марксизм-21». Которое, сохраняя рамку марксизма (преодоление отчуждения), будет давать ответ на вызовы 21 века. Которое будет опираться на передовое в науке 21 века.

Заметка по 3-й рукописи Маркса. Политэкономия


Portrait of Smith by John Kay, 1790

Интересная характеристика политической экономии, данная Марксом в философских рукописях. Маркс рассматривает в 3-й рукописи политэкономию и пишет: …экономисты всегда, и притом сознательно, идут по пути отчуждения от человека дальше своих предшественников, однако только потому, что их наука становится более последовательной и более истинной. Так как они превращают в субъект частную собственность в ее деятельной форме, т. е. объявляют сущность в одно и то же время человека как такового и человека как некое изуродованное существо [Unwesen], то противоречие, имеющееся в самой действительности, вполне соответствует той противоречивой сущности, которую они признали в качестве принципа. Разорванная действительность промышленности не только не опровергает, но, наоборот, подтверждает их внутренне разорванный принцип. Ведь их принцип и является принципом этой разорванности.”

То есть политэкономия подменяет всё богатство человека единственной характеристикой - способностью создавать стоимость (прибавочный продукт, продавать свой труд), то есть характеристикой рас-человеченного человека, раб-очего (раба отчуждённого процесса производства).

Политэкономия, как наука, видела источник богатства в земле (физиократы), в золоте (меркантилисты), наконец, она стала видеть источник в труде и т.д. И чем ближе она подходит к сути частной собственности (отчуждению и самоотчуждению), тем точнее она описывает экономическую действительность, тем истеннее она становится как наука, и тем циничнее. А добравшись до сути она станет абсолютно бессовестной:

“Поэтому если вышеупомянутая политическая экономия начинает с видимости признания человека, его самостоятельности, самодеятельности и т.д. и, перенося частную собственность в самую сущность человека, не может больше связывать себя местными, национальными и прочими определениями частной собственности как вне человека существующей сущности и, стало быть, развивает космополитическую, всеобщую, ломающую любые пределы, любые узы энергию, чтобы водвориться на их место в качестве единственной политики, единственной всеобщности, единственного предела и единственной связи, – то в процессе дальнейшего развития политическая экономия должна отбросить это лицемерие и выступить во всем своем цинизме. Она так и поступает: не обращая внимания на все бросающиеся в глаза противоречия, в которые запутывает ее эта теория, она гораздо одностороннее и потому резче и последовательнее развивает положение о труде как единственной сущности богатства, выявляет, в противоположность указанной первоначальной концепции, враждебный человеку характер вытекающих из этого учения выводов и, наконец, наносит смертельный удар последней индивидуальной, природной независимо от движения труда существующей форме частной собственности и источника богатства…”

Метафизические традиции (Исав и Иаков, часть 2)

Светские метафизические традиции



В главе II С.Е.Кургинян кратко описывает современные физические и психологические мировоззренческие концепции, которые на смысловом уровне оказываются очень похожи на рассмотренные метафизические традиции.


А.Энтшейн

Во-первых, современное научное физическое представление об устройстве вселенной, базирующееся на Общей теории относительности и Специальной теории относительности пришли к противоречиям, разрешение которых потребовало добавления в модели т.н. «тёмной энергии» («скрытой энергии») и «тёмной массы» («скрытой массы»). Разрешение противоречий предлагаются разные, но будь это чёрные дыры (материальные тела, сконцентрировавшие недостающую ненаблюдаемую массу), или новые элементарные частицы («стерильные» нейтрино, связанные с бозонами Хиггса), или дополнительные измерения (т.н. «теории струн») – эти компоненты необходимо добавлять в модели вселенной чтобы объяснить недостаток этой самой наблюдаемой массы и энергии.

Эйнштейн и последователи от попыток построить модель вселенной на базе единого начала (массы/энергии/гравитации) пришли к необходимости допустить существование полноценного альтернативного начала («тёмной массы»/«тёмной энергии»/«анти-гравитации») — были вынуждены ввести в модели т.н. «лямда-член».
Более маргинальные теории (которые уже не являются чистой наукой, а находятся где-то на границе науки и не-науки) допускают существование над-вселенских источников эволюции вселенной – чего-то за пределами Вселенной, что определяет основные физические константы нашей Вселенной и их эволюцию.



То есть современные физические представления о вселенной приходят к образу, аналогичному образу Тьмы Предвечной в которой располагается Творение из религиозных метафизических традиций —вселенная «плавает» в океане тёмной энергии, пронизана этой тёмной энергией, или более того – является продолжением и порождением этой тёмной энергии.
С.Е.Кургинян делает вывод, что образ Вселенной, как острова в океане Тьмы – это корректный космологический образ, питающий современную светскую научную метафизику.


З.Фрейд

Во-вторых, аналогичные представления характерны и в области психологии. З.Фрейд от теории, которая пыталась объяснить человека через единое созидательное начало (Эрос) был вынужден перейти к теории, которая исходила из существования полноценного альтернативного разрушительного начала (Танатос). То есть допустить, что человеку тяга к разрушению и смерти свойственна так же, как тяга к любви и созиданию. И эта модель на смысловом уровне также родственна метафоре внутренней Вселенной (Эрос), которую окаймляет Тьма (Танатос).


Танатос, греческий бог смерти

Хотя на содержательном уровне научные теории качественно различны, но на уровне смыслового каркаса / базовой метафоры / космогонического образа современные научные мировоззрения очевидно родственны метафоре Творения как острова в океане Тьмы из метафизических традаиций.


К.Маркс

Далее С.Е.Кургинян сопоставляет Энштейна (который рассматривал «внешний» для человека мир) и Фрейда (который рассматривал внутренний мир человека) с Марксом, который рассматривал взаимосвязь человека и мира, то есть общество. С.Е.Кургинян пишет, что осмысляя проблему отчуждения и превращённых форм Маркс натолкнулся на источник этого отчуждения, родственный Предвечной Тьме из религиозных традиций, «тёмной энергии» Энштейна и Танатосу Фрейда. То есть также подошёл к допущению о существовании полноценного альтернативного не-благого начала.

Итак, рассмотренные две религиозные метафизические традиции и современные научные светские метафизические традиции на смысловом уровне родственны в том, что допускают существование в Творении/во Вселенной альтернативного начала – Тьмы Предвечной/Тёмной энергии/Танатоса, в которой расположено Творение/Вселенная. В зависимости от отношения к этому альтернативному началу и вытекающему из него отношения к развитию и Истории можно разделить метафизики на «чёрные» и «красные»: «чёрные» метафизики считают развитие злом, «красные» метафизики считают развитие благом.

(продолжение следует)

Чеховский Кирьяк


В рассказе А.П.Чехова "Мужики" описан Кирьяк, который напивался и избивал свою жену:

— Похоже, Кирьяк идет, — сказал старик, — легок на помине.
Все притихли. И немного погодя, опять тот же крик, грубый и протяжный, точно из-под земли:
— Ма-арья!
Марья, старшая невестка, побледнела, прижалась к печи, и как-то странно было видеть на лице у этой широкоплечей, сильной, некрасивой женщины выражение испуга. Ее дочь, та самая девочка, которая сидела на печи и казалась равнодушною, вдруг громко заплакала.
— А ты чего, холера? — крикнула на нее Фекла, красивая баба, тоже сильная и широкая в плечах. — Небось, не убьет!
От старика Николай узнал, что Марья боялась жить в лесу с Кирьяком и что он, когда бывал пьян, приходил всякий раз за ней и при этом шумел и бил ее без пощады.
— Ма-арья! — раздался крик у самой двери.
— Вступитесь Христа ради, родименькие, — залепетала Марья, дыша так, точно ее опускали в очень холодную воду, — вступитесь, родименькие...
Заплакали все дети, сколько их было в избе, и, глядя на них, Саша тоже заплакала. Послышался пьяный кашель, и в избу вошел высокий чернобородый мужик в зимней шапке и оттого, что при тусклом свете лампочки не было видно его лица, -- страшный. Это был Кирьяк. Подойдя к жене, он размахнулся и ударил ее кулаком по лицу, она же не издала ни звука, ошеломленная ударом, и только присела, и тотчас же у нее из носа пошла кровь.

Почему Кирьяк бил Марью?

Выскажу гипотезу: так Кирьяк получает подтверждение своего существования.

Кирьяк не получает отклика от других людей, остальному миру он безразличен. Попробовал бы он на других мужиков руку поднять - они бы шкуру с него спустили:
Кирьяк направился к избе с решительным видом, как бы желая помешать приезжим ломать, но один из рабочих повернул его назад и ударил по шее. Послышался смех, работник еще раз ударил, Кирьяк упал и на четвереньках пополз назад в толпу.


Будучи ничтожеством Кирьяк выбирает слабейшего, зависимого от него человека и издевается над ним: Марья его боится и через её страх Кирьяк получает подтверждение того, что он значимый хоть для кого-то человек, то есть что он существует в этом мире.

Как думаете, близка ли такая гипотеза к истине?

Дармштеттер, наука и смысл жизни


Картина "Коперник. Беседа с Богом" Яна Матейко, 1872.

Работаю над подготовкой к публикации биографии Луначарского, потребуется ещё несколько дней чтобы завершить статью. А пока поделюсь интересной цитатой. В "Очерках по философии марксизма" (1910 г.) А.Луначарский приводит цитату Дармштеттера, в которой ставится вопрос о мировоззрении светского человека:

«Наука вооружает человека, но не может руководить им: она освещает ему мир до последних звёзд вселенной, но оставляет ночь в его сердце: она нейтральна, имморальна, индефферентна… …что скажет она человеку, вопрошающему «Как и для чего жить?» Она стала царицей мира. Но вот приходит к ней христианин и говорит: «Ты дунула на Христа моего, и вот он стал прахом, пути в небеса ты закрыла предо мною, жизнь мою ты сделала чем-то бесцельным: возмести мне отнятое, наука, как мне жить, говори, я буду повиноваться тебе.» И наука смущается, бормочет, со страхом открывает она свой последний вывод: «Мир – вещь без смысла». Указывать путь жизни – но она не умеет, не может, не смеет: она стала бы лгать. Какой порядок жизни могла бы продиктовать она? Во имя какой власти? Какой необходимости? Её царство — это экстаз перед лицом полуоткрытой бесконечности во времени и пространстве, где происходит вечное превращение эфемерных форм бытия, её царство – восторг перед природой… А человечество бросается к ногам учёного и восклицает: «Не ты ли оракул нового бога, жрец настоящего времени? Говори же, что мне делать?» И он даёт совет полный горечи и самоотречения. Кому? Человечеству, которое отнюдь не хочет умирать; ирония или совет наслаждаться между колыбелью и гробом – разве это ответ на святые вопрошания людей, быть может, бесконечно более ценных, чем любой жрец чистой науки?»

Описан вызов, который и сегодня стоит перед светским человеком. Дармштеттер говорит: раньше предельные смыслы человек находил в религии. Теперь благодаря науке светский человек отринул религию. Но не получил полноценного ответа на вопрос "в чём смысл человеческой жизни?". Благо и предельные смыслы - это не научная территория, наука работает в сфере истинного. Как же быть светскому человеку?

Один из вариантов ответа - мол, никакого смысла нет, есть только удовольствия, и нужно набрать их в жизни побольше. Человек, выбирая такой ответ, превращается в разумного скота.

Другой вариант ответа светским людям давал коммунизм. Этот ответ сформулировал в том числе А.Луначарский в своём концепте богостроительства. Смысл в человечестве, в его восхождении, в том, чтобы во-человечить мир. Но об этом подробнее поговорим при рассмотрении богостроительства.

Чем отличается теория от учения

И учения, и научные теории представляют сложные системы идей (т.е. являются доктринами). В чём между ними разница?

Научная теория - одна из наиболее продвинутых форм научного знания, она имеет строгую структуру и принципы построения: в её основе лежат эмпирические факты, аксиомы, логика, теоремы; она должна соответствовать научным требованиям (быть внутренне непротиворечивой и т.д.) Но при этом научная теория фундаментально ограничена сферой истины, она не выходит за границы этой сферы, она не может попасть в сферы справедливого и прекрасного.

Учение может быть сколь угодно сложной системой идей (не проще научной теории). При этом учение может выходить за границы научного знания: в отличие от научной теориии оно не обязательно должно основываться на фактах, оно может быть внутренне противоречивым ("Верую, ибо абсурдно!"). Религиозные учения обитают на территории, с которой капитулировала наука - на территории справедливого и морального. Они дают представления о благе, добре, должном. Учения обитают и на территории красоты - что такое, например, "золотое сечение"?

И научная теория, и учения - формы организации идей, человеческого знания. Далеко не все идеи могут быть сведены к стерильному научному знанию. Вспоминаем, кстати, Ленинское «УЧЕНИЕ Маркса всесильно потому, что оно верно».