Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Ответ на письмо: боритесь за правовое государство, а не за "навальную смуту"



Сегодня получил письмо:

«посмотрел Навального, теперь в ужасе от того в ком государстве  мы живем
почему власть молчит? вы как то реагируете? или это все надумано?»

Отвечаю:

1.       Я не против борьбы с коррупцией. Я сторонник введения смертной казни за воровство на государственных должностях.

2.       Я считаю, что Навальный использует тему борьбы с коррупцией для организации государственного переворота в России.

3.       Я убеждён, что смута в России обернётся неизбежной гражданской войной и распадом России.

4.       Я считаю, что «навальная кодла» перешла все границы, когда стала привлекать своим акциям несовершеннолетних детей и устраивать травлю против учителей, которые пытались защитить детей от их манипуляций.

В доказательство своих слов я привожу следующие факты:

1.       22/04/2011 Навальный в интервью «Новому Времени» публично заявил, что организует в России «тунисский сценарий» - «цветной» переворот по образцу «арабской весны».

2.       В 2012 году Навальный на «болотных» митингах угрожал «взять Кремль». В марте 2012 г. оппозиция попыталась устроить «майдан» (палаточный лагерь) в Москве. В мае 2012 года устроили провокацию с прорывом оцепления ОМОНа. То есть он пообещал «тунисский сценарий» и работал на его реализацию.

3.       Навальный в 2012 году (и сейчас) работал не в одиночку. Вместе с ним организовывали и выступали на митингах Касьянов, Немцов, Рыжков и пр. Это люди, которые занимали высокие должности при Ельцине, когда Россию грабили дико. Коррупционеры, которые выступают против коррупции – это Карлсоны против варенья. Это «Мишка-2%» против своих двух процентов отката.

4.       Подонки, которые используют детей для организации беспорядков и методы террора против людей с другой точкой зрения строят не правовое государство, а анти-правовую диктатуру.

5.       Подонки, которые обещают обязательно люстрировать «обидчиков» после победы (то есть устроить внесудебные расправы над учителями) не могут построить справедливые суды.

6.       В «навальном расследовании» нет ни одного доказанного факта коррупции. По сути это «расследование» - манипуляция общественным сознанием, направленная на разжигание истерии.

7.       Выходит, что «навальнята» льют крокодильи слёзы о коррупции и справедливых судах, а сами хотят устраивать внесудебные расправы и террор против «обидчиков».

Теперь о коррупции.

Коррупция – это борьба с прыщами у в целом здорового организма. Когда организм умирает от рака – борьба с прыщами не поможет. Никакая борьба с коррупцией не способна преодолеть регресс, в который погружена страна.

На мой взгляд проблемы России гораздо глубже, чем коррупция. На мой взгляд регресс медленно убивает страну. Для преодоления регресса нужна «химиотерапия», а не «борьба с прыщами». Если интересны детали - приходи к нам на клуб, расскажу.

Впрочем, если кто-то хочет "бороться с прыщами" – его право. Повторяю: я сторонник смертной казни за воровство на государственных должностях. Но для борьбы с коррупцией в России должна существовать Россия. Если под предлогом борьбы с коррупцией страна будет уничтожена - то бороться станет негде. Посмотри на Ливию - попробуй побороться с коррупцией в условиях гражданской войны и ИГИЛ (запрещена в России). Посмотри на Украину - попробуй побороться с коррупцией когда у власти коллективный Сашко Билый.

Поэтому. Боритесь с коррупцией сколько угодно. Но не надо поддаваться манипуляциям тех, кто под видом борьбы с коррупцией хочет сноса государства и смуты, которая неизбежно приведёт к гражданской войне и распаду страны.

Мемориальная доска Маннергейму? Или власти?



Чтобы майдан в России стал возможен - нужно лишить власть возможности опереться на гражданское большинство. Которое по всем опросам на 90% просоветское.

Ленинград - символ жертвенности, мужества, героизма советского антифашитского сопротивления. Это священный для советских людей символ.

Признать союзника гитлера достойным уважения. Устновить мемориальную доску одному из организаторов блокады Ленинграда, где многие и многое сотни тысяч жителей умерли от голода. Это чудовищно.

А когда это оправдывают первые лица государства (включая главу администрации президента и его пресс-секретаря) — это чудовищный удар по власти.

Трудно представить, что могло бы вызвать большее отвращение. К сожалению, сегодня российская власть сделала огромный шаг в сторону майдана. Не за власть страшно. В гробу я видел "власть", которая в Ленинграде ставит доски союзникам гитлера и организаторам блокады Ленинграда. Обидно за Россию, которую "власть" подобными пакостями сталкивает в смуту и небытие.

Часы судного дня показывают три минуты до катастрофы



С 1947 группа учёных-экспертов журнала «Bulletin of Atomic Scientists» оценивает опасность ядерной глобальной катастрофы на Земле и публикует изображение Часов Судного дня. Полночь обозначает катастрофу, стрелки часов размещаются за несколько минут до полуночи. Авторами данного проекта стали создатели первой американской атомной бомбы.
С 1973 года экспертный совет, в который входят семнадцать лауреатов нобелевской премии, собирается дважды в год и при необходимости корректирует стрелки. Всего с момента запуска стрелки часов Судного менялись 22 раза.

При запуске в 1947 году «Часы Судного дня» показывали без семи минут полночь. Ближе всего к апокалипсису, по оценке журнала, мы были в 1953 году, когда стрелки находились на отметке «за две минуты до катастрофы». В 2015 году, в том числе из-за конфликта на Украине, эксперты зафиксировали стрелки часов на отметке «без трёх минут апокалипсис».
В январе 2016 года группа решила оставить стрелки «Часов Судного дня» на том же уровне, что в 2015 году – «за три минуты до полуночи (апокалипсиса)».

Между тем, по-оценкам российского политолога С.Е.Кургиняна мир сегодня гораздо ближе к ядерной войне, чем во времена СССР. Это связано с ослаблением позиций России в течение 20-ти постсоветских лет, с развитием средств ПРО, с новой холодной войной и пр. и пр. Эту тему С.Е.Кургинян затрагивает среди прочих в цикле передач Смысл Игры.

Обстановка накалилась настолько, что в 2015 году официальный представитель НАТО генерал Петр Павел публично заявил о возможности тактического ядерного удара по России.

С одной стороны Часы Судного дня - наглядное изображение барьера Питерса, к которому вплотную подошло человечество.

С другой стороны они также хорошо показывают разницу между научными оценками и реальной политикой. Например, эти часы не успели среагировать на Карибский кризис, а неподвижность стрелок после открытых угроз тактическим ядерным ударом (который приведёт к полноценной ядерной войне) в 2015 году говорит о том, что Часы Судного дня скорее показывают среднюю температуру по больнице, чем реальный актуальный кризис. На быструю реальную политику они реагировать не успевают, да и совсем не обязательно учёные будут разбираться в реальной политике, с которой может начаться катастрофа.

Активист «Стали» против Сталина

Часть 1 , Часть 2 , Часть 3



«Комиссар-антимайдана» в 2011 году

16 ноября 2015 г. некий Александр Лебедев запустил электронную петицию с требованием «десоветизации» в Брянске: убрать щит со Сталиным и переименовать советское название улицы в дореволюционное.  Запустить подобное голосование может кто угодно, важен не автор голосования, а продвигающая петицию группа поддержки.  Группа не скрывалась – петицию информационно поддержала «Брянская улица» (Е.Воробьёва, Д.Радченко) и Брянские околофашисты (Матюшкин, Евтихов, Тараньжин).

В политической плоскости сам по себе автор петиции из себя ничего интересного не представлял бы, если бы не одна деталь. В 2010-2011 году Александр был активистом движения «Сталь» и «Добровольной молодёжной дружины». О чём сам рассказывает на своей странице в соцсети.


«Сталь» — проект движения «Наши», созданного администрацией президента РФ, которое курировал лично замглавы администрации президента РФ В.Сурков. «Сталь» позиционировалась как военизированное крыло «Наших», которое должно было работать на улице. То есть это та сила, которая должна была стать «антимайданом» в 2011-2012 году. Вы можете их помнить по шествиям с барабанами и экзотическим акциям.



Итак, в 2011 году Александр был активистом анти-майданного движения «Сталь» и входил «Добровольную молодёжную дружину».  А в 2015 году «комиссар» стал организатором петиции, интересантами которой являются Брянские десоветизаторы-майданщики.

В самом деле:

Поддержавшие петицию Д.Евтихов и С.Тараньжин в 2011-2012 были организаторами белоленточных акций в Брянске и создателями Брянского белоленточного движения «Гражданская инициатива».


Майданщики, с которыми должен был бороться «комиссар» Александр, стали его союзники по "десоветизации" Брянска.

Е.Воробьёва, хорошая знакомая А.Кукатова, славит поклонницу Навального и Pussy Riot И.Миркину — «Ира Миркина на самом деле - боец. Приехав из Питера, успела организовать кучу акций: и "мимы на Боровиче", и "стихи на лестнице", на Рождественской горе вообще живёт, можно сказать, бьёт во все колокола. Один из таких колоколов - сайт "Брянская улица" http://bryansku.ru/, где Ира написала немало градозащитных текстов… Это искренний и смелый человек, дай Бог ей удачи во всём.». Кстати, в акциях И.Миркиной участвовал и А.Кукатов.


Приглашение на пикет в защиту Pussy Riot в профиле И.Миркиной

А в кукатовском блоге all-decoded сравнивают Путина со Сталиным, Россию называют диктатурой, Путина «подполковником» (апеллируя к его «чекистскому» происхождению), чекистов приравнивают ко злу («воины зла») и шлют на их головы проклятия. Местами доходит до «…становится ясно со всей очевидностью, что Россия стала посттоталитарным государством во главе которой стоит диктатор».

Вот в такой компании оказался активист «Стали» «путинец» Александр. Когда его спрашивают, каково ему в этой компании, он отвечает:  «К …Елене Воробьевой и Андрею Кукатову я отношусь с большим уважением, - это искренние патриоты нашего города.»

Вот такой «комиссар» антимайдана получился. В 2010 его товарищи из «Стали» муляжи оппозиционеров насаживали на палки. А в 2015 он со вчерашними противниками плечом к плечу борется с советским прошлым.

Развлечения креативной молодёжи (на фото А.Зайцев и А.Лебедев)

Этот креативный молодой человек интересен не сам по себе, а как показатель качества созданного властью "антимайдана" образца 2011 г. С пугающей лёгкостью человек из «военизированного крыла» (!) патриотического антимайданного движения оказался на одной стороне с майданщиками, которые вдобавок ещё и занимаются отмыванием фашистских прихвостней из РОНА/НТС и т.д.

И это очень неприятный звоночек, не находите?

Заметка по 3-й рукописи Маркса. Потребности


Карикатура, общество потребления

В 3-й рукописи Маркс рассматривает потребности человека в условиях отчуждения труда и порабощение человека предметами и деньгами.




“Отчуждение проявляется как в том, что мое средство существования принадлежит другому, что предмет моего желания находится в недоступном мне обладании другого, так и в том, что каждая вещь сама оказывается иной, чем она сама, что моя деятельность оказывается чем-то иным и что, наконец, – а это относится и к капиталисту, – надо всем вообще господствует нечеловеческая сила.“




Соотнесите сказанное Марксом и современное общество потребления: «В рамках частной собственности… Каждый человек старается пробудить в другом какую-нибудь новую потребность, чтобы вынудить его принести новую жертву, поставить его в новую зависимость и толкнуть его к новому виду наслаждения, а тем самым и к экономическому разорению. Каждый стремится вызвать к жизни какую-нибудь чуждую сущностную силу, господствующую над другим – человеком, чтобы найти в этом удовлетворение своей собственной своекорыстной потребности. Поэтому вместе с ростом массы предметов растет царство чуждых сущностей, под игом которых находится человек, и каждый новый продукт представляет собой новую возможность взаимного обмана и взаимного ограбления. Вместе с тем человек становится все беднее как человек, он все в большей мере нуждается в деньгах, чтобы овладеть этой враждебной сущностью, и сила его денег падает как раз в обратной пропорции к массе продукции, т.е. его нуждаемость возрастает по мере возрастания власти денег. – Таким образом, потребность в деньгах есть подлинная потребность, порождаемая политической экономией, и единственная потребность, которую она порождает. – Количество денег становится все в большей и большей мере их единственным могущественным свойством; подобно тому как они сводят всякую сущность к ее абстракции, так они сводят и самих себя в своем собственном движении к количественной сущности. Безмерность и неумеренность становятся их истинной мерой.”




Частная собственность, то есть отчуждённый труд и процесс отчуждённого труда, порождает отчуждение человеческих потребностей:


“Даже с субъективной стороны это выражается отчасти в том, что расширение круга продуктов и потребностей становится изобретательным и всегда расчетливым рабом нечеловечных, рафинированных, неестественных и надуманных вожделений


промышленный евнух приспосабливается к извращеннейшим фантазиям потребителя, берет на себя роль сводника между ним и его потребностью, возбуждает в нем нездоровые вожделения, подстерегает каждую его слабость, чтобы затем потребовать себе мзду за эту любезность…


Отчасти же это отчуждение обнаруживается в том, что утонченность потребностей и средств для их удовлетворения, имеющая место на одной стороне, порождает на другой стороне скотское одичание, полнейшее, грубое, абстрактное упрощение потребностей или, лучше сказать, только воспроизводит самое себя в своем противоположном значении. »




Маркс описывает то, что в терминах Сути Времени называется регрессом - помните метафору С.Е.Кургиняна о диком поле и заросшем сорняками огороде, разницу между дикой травой и сорняком, между дикостью и регрессом? Маркс говорит о том же: “ У дикаря, у животного все-таки есть еще потребность в охоте, в движении и т.д., в общении с себе подобными. – Упрощение машины, труда используется для того, чтобы из совершенно еще не развившегося, только формирующегося человека, из ребенка сделать рабочего, в то время как рабочий стал заброшенным ребенком. Машина приноравливается к слабости человека, чтобы превратить слабого человека в машину.




Далее Маркс ещё раз проходится по политэкономии, которую называет “научной совестью и научным бытиём дельцов”, показывая, что сама по себе эта наука низводит человека до абстрактного примитивного существа, лишённого всяких потребностей, выходящих за рамки “экономической”: “Политэконом превращает рабочего в бесчувственное и лишенное потребностей существо, точно так же как деятельность рабочего он превращает в чистую абстракцию от всякой деятельности”, “ее истинный идеал, это – аскетический, но занимающийся ростовщичеством скряга и аскетический, но производящий раб.”



Поэтому политическая экономия, несмотря на весь свой мирской и чувственный вид, есть действительно моральная наука, наиморальнейшая из наук. Ее основной тезис – самоотречение, отказ от жизни и от всех человеческих потребностей. Чем меньше ты ешь, пьешь, чем меньше покупаешь книг, чем реже ходишь в театр, на балы, в кафе, чем меньше ты думаешь, любишь, теоретизируешь, поешь, рисуешь, фехтуешь и т.д., тем больше ты сберегаешь, тем больше становится твое сокровище, не подтачиваемое ни молью, ни червем, – твой капитал. Чем ничтожнее твое бытие, чем меньше ты проявляешь свою жизнь, тем больше твое имущество, тем больше твоя отчужденная жизнь, тем больше ты накапливаешь своей отчужденной сущности.




Маркс это очень точно это заметил, и это актуально и спустя полтора века - почитайте книжки, вроде “Экономический образ мышления” Пола Хейне, где, подтверждая тезис Маркса, действительно делается заявка на “экономическое мировоззрение”, превращающее человека в ничтожество. Вы же наверняка слышали пошлости, вроде “если ты не понимаешь о чём речь - речь о деньгах?”




Но чем бы это все ни было, деньги не могут создать ничего, кроме самих себя, не могут купить ничего, кроме самих себя, потому что все остальное ведь их слуга, а когда я владею господином, то я владею и слугой, и мне нет нужды гнаться за его слугой. Таким образом, все страсти и всякая деятельность должны потонуть в жажде наживы. Рабочий вправе иметь лишь столько, сколько нужно для того, чтобы хотеть жить, и он вправе хотеть жить лишь для того, чтобы иметь [этот минимум].




Наверняка знакомый многим сутевцам упрёк: “ты сначала заработай для себя, а потом уже занимайся благотворительностью” - это закономерный частный случай порождаемого отчуждением рабства, которое осмыслял Маркс: “И экономить ты должен не только на твоих непосредственных чувственных потребностях, на еде и прочем, по и на участии в общих интересах, на сострадании, доверии и т.д.; во всем этом ты должен проявлять максимальную бережливость, если ты хочешь поступать согласно политической экономии и не хочешь погибнуть от своих иллюзий.




Замечательное рассуждение о “экономической” морали (Маркс спрашивает - проституция и работорговля как средство заработка моральны для политэкономии?) и отвечает: какая мораль может быть у раба, у расчеловеченного существа? - “ Но кому же мне больше верить – политической экономии или морали? Мораль политической экономии – это нажива, труд и бережливость, трезвость, но политическая экономия обещает мне удовлетворить мои потребности. Политическая экономия морали – это обладание, богатство такими вещами, как чистая совесть, добродетель и т.д.; но как я могу быть добродетельным, если я вообще не существую? Как я могу иметь чистую совесть, если я ничего не знаю?




А это ведёт к отчуждению людей друг от друга: “Предназначение употребляемого только для наслаждения, недеятельного и расточительного богатства, когда наслаждающийся этим богатством человек, с одной стороны, ведет себя как лишь преходящий, дающий волю своим страстям индивид и рассматривает чужой рабский труд, человеческий кровавый пот как добычу своих вожделений, а потому самого человека – следовательно и себя самого – как приносимое в жертву, ничтожное существо (когда презрение к людям выражается отчасти и в виде надменного расточения того, что могло бы сохранить сотню человеческих жизней, а отчасти в виде подлой иллюзии, будто его необузданная расточительность и безудержное непроизводительное потребление обусловливают труд, а тем самым существование другого), такое предназначение ведет к тому, что осуществление человеческих сущностных сил мыслится только как осуществление чудовищных прихотей и странных, фантастических причуд… Поэтому наслаждающийся богатством в одно и то же время и раб и господин своего богатства, в одно и то же время великодушен и низок, капризен, надменен, предан диким фантазиям, тонок, образован, умен. – Он еще не ощутил богатство как некую совершенно чуждую силу, стоящую над ним самим. Он скорее видит в богатстве лишь свою собственную силу, и последней, конечной целью [для него является не] богатство, а наслаждение







(продолжение следует)

Зюганов и совесть, или воровать не хорошо!



Только что прослушал передачу, на которой в прямом эфире от неудобных вопросов сбежал лидер КПРФ Г.Зюганов. Суть дела заключалась в следующем.

С 2014 году крупнейшая родительская организация России (Родительское Всероссийское Сопротивление) запустила проект по доставке гуманитарной помощи в школы Донбасса: российские школьники собирают посылки, активисты РВС доставляют их на Донбасс и адресно передают в школы. Кроме того, что школьники на Донбассе получают остро необходимую им помощь, проект несёт и важные воспитательные функции: дети учатся состраданию, солидарности, взаимопомощи. Проект родительского движения получил название "Дети России - детям Донбасса" и успешно продолжается в сотнях школ по всей России. Кстати, и в Брянске школы принимают участие в проекте "Дети России - детям Донбасса", о чём Брянское отделение РВС регулярно публикует статьи и заметки. А на II съезде РВС Брянские учителя лично познакомились с учителями из школ Донбасса, принимающих собранную брянскими школьниками помощь.



Проект "Дети России - детям Донбасса" стал известным и продолжает набирать обороты. И тут "возникает" Г.Зюганов и заявляет, что проект с таким названием... (что бы вы думали? ) организовали Г.Зюганов и И.Кобзон!
Вдумайтесь: дети по всей России больше года собирают помощь в рамках проекта "Дети России - детям Донбасса", активисты родительского движения подвижнически трудятся и доставляют эту помощь, а Зюганов заявляет, что "Дети России - детям Донбасса" это проект его и его партии. Тем самым пытаясь превратить труд детей и родителей в свой политический капитал. Вы бы не возмутились?
М.Мамиконян, руководитель Родительского Всероссийского Сопротивления, обратилась к Г.Зюганову - тот обращение проигнорировал. Тогда РВС опубликовало открытое письмо к Зюганову. И начался скандал.



Только что прошла передача, на которой в прямом эфире встретились руководитель Родительского Всероссийского Сопротивления с лидером КПРФ. Зюганов сначала попытался сказать, что название проекта никем не зарегистрировано (а может и "Бессмертный полк" лично Зюганов придумал? по той же логике?), но после выступления М.Мамиконян и неудобных вопросов... Зюганов просто "сбежал" из прямого эфира, отказавшись от комментариев.


Не хочется (тем более адресуясь к КПРФ), но приходится повторять банальность: воровать не хорошо. Не хочется, но приходится указывать на очевидное: дети и родители не для того трудятся, чтобы на них пиарился Зюганов. Что строя из себя "дурачка", который как-бы не видит ничего плохого в том, чтобы "украсть" название известного проекта, Зюганов выглядит, как лицемер. Что если Зюганов думает, что может безнаказанно так себя вести по отношению к детям, родителям, РВС - он очень сильно ошибся. Что оскорбляя своим поведением родителей и детей, принявших участие в проекте "Дети России - детям Донбасса", Зюганов и КПРФ получат такой "пиар", чтобы второй раз вести себя так им больше не захотелось. Эх вы... Стыд и срам, "товарищи".

Заметка по 3-й рукописи Маркса. Политэкономия


Portrait of Smith by John Kay, 1790

Интересная характеристика политической экономии, данная Марксом в философских рукописях. Маркс рассматривает в 3-й рукописи политэкономию и пишет: …экономисты всегда, и притом сознательно, идут по пути отчуждения от человека дальше своих предшественников, однако только потому, что их наука становится более последовательной и более истинной. Так как они превращают в субъект частную собственность в ее деятельной форме, т. е. объявляют сущность в одно и то же время человека как такового и человека как некое изуродованное существо [Unwesen], то противоречие, имеющееся в самой действительности, вполне соответствует той противоречивой сущности, которую они признали в качестве принципа. Разорванная действительность промышленности не только не опровергает, но, наоборот, подтверждает их внутренне разорванный принцип. Ведь их принцип и является принципом этой разорванности.”

То есть политэкономия подменяет всё богатство человека единственной характеристикой - способностью создавать стоимость (прибавочный продукт, продавать свой труд), то есть характеристикой рас-человеченного человека, раб-очего (раба отчуждённого процесса производства).

Политэкономия, как наука, видела источник богатства в земле (физиократы), в золоте (меркантилисты), наконец, она стала видеть источник в труде и т.д. И чем ближе она подходит к сути частной собственности (отчуждению и самоотчуждению), тем точнее она описывает экономическую действительность, тем истеннее она становится как наука, и тем циничнее. А добравшись до сути она станет абсолютно бессовестной:

“Поэтому если вышеупомянутая политическая экономия начинает с видимости признания человека, его самостоятельности, самодеятельности и т.д. и, перенося частную собственность в самую сущность человека, не может больше связывать себя местными, национальными и прочими определениями частной собственности как вне человека существующей сущности и, стало быть, развивает космополитическую, всеобщую, ломающую любые пределы, любые узы энергию, чтобы водвориться на их место в качестве единственной политики, единственной всеобщности, единственного предела и единственной связи, – то в процессе дальнейшего развития политическая экономия должна отбросить это лицемерие и выступить во всем своем цинизме. Она так и поступает: не обращая внимания на все бросающиеся в глаза противоречия, в которые запутывает ее эта теория, она гораздо одностороннее и потому резче и последовательнее развивает положение о труде как единственной сущности богатства, выявляет, в противоположность указанной первоначальной концепции, враждебный человеку характер вытекающих из этого учения выводов и, наконец, наносит смертельный удар последней индивидуальной, природной независимо от движения труда существующей форме частной собственности и источника богатства…”

Частная собственность и отчуждение (заметка по 2-й и 3-й рукописи Маркса)


Детский труд на угольной шахте, Пенсильвания, январь 1911 года

В 1-й рукописи Маркс обосновал существование капитала и капиталиста отчуждением человеческого труда. В логике Маркса отчуждённый труд - первичен, а уже его следствием является появление частной собственности, капитала, в которые перешёл труд в результате процесса отчуждённого труда. И уже следующим следствием становится появление владельца капитала, капиталиста. Маркс рассматривает первопричину, и (с этого начинается вторая рукопись ) рассматривает пару “рабочий - капитал” (а не “рабочий - капиталист”).


Сущность капитала такова, что для него человек нужен не иначе, как наёмный труд, необходимый для увеличения (то есть для существования) капитала, а зарплату рабочего - не иначе, как издержки. В таких отношениях всё богатство человеческой жизни сводится к наёмному труду, человек существует только как рабочий: “…да и физически его существование, его жизнь рассматривались и рассматриваются как предложение товара, как это происходит с любым другим товаром… Рабочий производит капитал, капитал производит рабочего, следовательно, рабочий производит самого себя, и продуктом всего этого движения является человек как рабочий, как товар. Человек есть уже только рабочий, и в качестве рабочего он обладает лишь темп человеческими свойствами, которые нужны чужому для него капиталу.“


Более того - если человек не может существовать как рабочий, то в таких отношениях он не может существовать вообще: “Поэтому, как только капиталу вздумается – в силу необходимости или произвола – перестать существовать для рабочего, сам рабочий перестает существовать для себя: у него нет работы, а потому нет и заработной платы, и так как он обладает существованием не как человек, а как рабочий, то его преспокойно можно похоронить, дать ему умереть с голоду и т.д. Рабочий только тогда существует как рабочий, когда он является для себя капиталом, и он только тогда является капиталом, когда для него имеется налицо какой-нибудь капитал. Существование капитала есть его существование, его жизнь, подобно тому как оно определяет содержание его жизни безразличным для него способом.” Маркс говорит на мощном, философском языке, который допускает множество трактовок. Упрощая, переводя это на обыденный язык, давая одну из возможных трактовок, можно проиллюстрировать эту мысль так: вы можете быть высоко духовным человеком, прекрасным отцом, надёжным другом, хорошим мужем и т.д. и т.д., но если вы не имеете работы и куска хлеба - вы сдохнете с голоду, потому что в капиталистическом обществе вы существуете как наёмный рабочий (а не как надёжный друг и пр.), и если вы не можете заработать (то есть найти капиталиста-работодателя, который даст вам зарплату) - то ваша тонкая духовная организация и пр. оказывается никому не нужной.


“Производство производит человека не только в качестве товара, не только человека-товар, человека с определением товара, оно производит его, сообразно этому определению, как существо и духовно и физически обесчеловеченное. – Аморальность, вырождение, отупение и рабочих и капиталистов. – Продукт этого производства есть товар, обладающий сознанием и самостоятельной деятельностью,.. человек-товар... “


Заметим, что С.Е.Кургинян говорит об овеществлении человека как об омертвлении, а Маркс говорит о производстве человека-товара как о обесчеловечивании - по существу эти тезисы говорят об одном и том же, об уничтожении человеческой сути.


Маркс развивает тезис из 1-й рукописи: отчуждённый труд как процесс с одной стороны, и его результат с другой стороны - это суть гибельного капиталистического отношения:


Производство человеческой деятельности как труда, т.е. деятельности совершенно чуждой себе, человеку и природе, и потому совершенно чуждой сознанию и жизненному проявлению, абстрактное существование человека исключительно лишь как человека труда, который поэтому ежедневно может скатиться из своего заполненного ничто в абсолютное ничто, в свое общественное и потому действительное небытие. Как и, с другой стороны, производство предмета человеческой деятельности как капитала, где стерта всякая природная и общественная определенность предмета и где частная собственность утратила свои природные и общественные качества (стало быть, утратила все политические и социальные иллюзии и не имеет даже видимости человеческих отношений), один и тот же капитал в самых разнообразных формах природного и общественного бытия остается одним и тем же, совершенно безразличным к своему действительному содержанию – эта противоположность труда и капитала, будучи доведена до крайности, неизбежно становится высшим пунктом, высшей ступенью и гибелью всего отношения.


Маркс обосновывает (продолжая развивать тезис из 1-й рукописи) неизбежность превращения землевладельца в капиталиста. Кстати, в качестве иллюстрации к рассуждениям Маркса можно привести “Вишнёвый сад” с его конфликтом между дворянами и народившимся “капиталистом”. Маркс делает вывод: “Из действительного хода развития (вставить сюда) с необходимостью вытекает победа капиталиста, т.е. развитой частной собственности над неразвитой, половинчатой частной собственностью, т.е. над земельным собственником, подобно тому как уже и вообще движение должно одержать победу над неподвижностью, открытая, сознающая себя подлость – над подлостью скрытой и бессознательной, стяжательство – над жаждой наслаждений, откровенно безудержный, изворотливый эгоизм просвещения – над местным, осмотрительным, простоватым, ленивым и фантастическим эгоизмом суеверия, деньги – над иными формами частной собственности.


Завершается 2-я рукопись выводом о частной собственности:


Отношение частной собственности – это труд, капитал и их взаимоотношение. Движение, которое должны проделать члены этого отношения, таково:


Во-первых – непосредственное или опосредствованное единство обоих.


Вначале капитал и труд еще объединены; затем они хотя и разъединены и отчуждены, но обоюдно поднимают и стимулируют друг друга как положительные условия.


[Во-вторых] – противоположность обоих по отношению друг к другу. Они исключают друг друга; рабочий видит в капиталисте (и обратно) свое собственное небытие; каждый из них стремится отнять у другого его существование.


[В-третьих] – противоположность каждого по отношению к самому себе. Капитал = накопленному труду = труду. В качестве такового он распадается на самого себя и на свои проценты, а последние в свою очередь распадаются на проценты и прибыль. Полное принесение капиталиста в жертву. Он скатывается в рабочий класс, подобно тому как рабочий – однако лишь в виде исключения – становится капиталистом. Труд как момент капитала, как его издержки. Следовательно, заработная плата – жертва, приносимая капиталом.


Труд распадается на самого себя и заработную плату. Сам рабочий есть капитал, товар.


Враждебная взаимная противоположность.”


В начале 3-й рукописи, рассмотрев развитие промышленного производства, Маркс делает вывод:


Всякое богатство стало промышленным богатством, богатством труда, и промышленность есть не что иное, как завершенный труд, а фабричная система есть развернутая сущность промышленности, т.е. труда, точно так же как промышленный капитал есть завершенная объективная форма частной собственности.


Итак, мы видим, что только теперь частная собственность может завершить свое господство над человеком и стать всемирно-исторической силой в своей наиболее всеобщей форме.


Часть 2-й рукописи и начало 3-й Маркс посвятил политэкономии - науке, которая обосновывает такую организацию общества, такие отношения между человеком и капиталом (политическая экономия). Это наука, отчуждённая от человека:


“Поэтому политическая экономия не знает незанятого рабочего, не знает человека труда, поскольку он оказывается вне этой сферы трудовых отношений. Плут, мошенник, нищий, безработный; умирающий с голоду, нищенствующий и совершающий преступления человек труда, все это – фигуры, существующие не для политической экономии, а только для других глаз, для глаз врача, судьи, могильщика, надзирателя за бедными и т.д.; это призраки, витающие вне сферы политической экономии. Вот почему потребности рабочего превращаются для нее только в потребность содержать его во время работы, и притом лишь постольку, поскольку это необходимо для того, чтобы рабочее поколение не вымерло. В силу этого заработная плата имеет совершенно тот же смысл, как и содержание, сохранение в исправности любого другого производительного инструмента, как потребление капитала вообще, которое необходимо для воспроизводства капитала вместе с процентами, или как смазочное масло, применяемое для колес, чтобы поддерживать их движение...Крупный шаг вперед, сделанный Рикардо, Миллем и т.д. по сравнению со Смитом и Сэем, заключается в том, что вопрос о бытии человека – большей или меньшей человеческой производительности этого товара – они объявили безразличным и даже вредным.”


Но при этом такое развитие науки также предопределено и закономерно. Объясняя это Маркс проводит параллели между Адамом Смитом и Лютером:


“Поэтому Энгельс был совершенно прав, назвав Адама Смита Лютером политической экономии. Подобно тому как Лютер признал религию, веру сущностью внешнего мира и на этом основании восстал против католического язычества, как он отменил внешнюю религиозность, превратив религиозность во внутреннюю сущность человека, как он отверг находящихся вне мирянина попов потому, что он пересадил попа в сердце мирянина, – подобно этому отвергается находящееся вне человека и не зависящее от него, – т.е. подлежащее сохранению и утверждению лишь внешним способом, – богатство; иными словами, отвергается эта его внешняя, бессмысленная предметность, поскольку частная собственность воплощается в самом человеке и сам человек признается ее сущностью, но именно в силу этого сам человек берется в аспекте частной собственности, как у Лютера он берется в аспекте религии”.


Маркс развивает тезис о причинах отчуждения науки политической экономии от человека - это не может быть иначе, говорит Маркс, потому что эта наука взяла частную собственность (отчуждённый труд как процесс и как результат отчуждённого труда) за первооснову, и чем последовательнее эта наука - тем отчуждённее она от человека:


Таким образом, под видом признания человека политическая экономия, принципом которой является труд, оказывается, скорее, лишь последовательным проведением отрицания человека, поскольку сам человек не находится уже в отношении внешнего напряжения к внешней сущности частной собственности, а стал сам этой напряженной сущностью частной собственности. То, что раньше было внешним по отношению к человеку бытием, реальным его отчуждением, стало лишь актом отчуждения. Поэтому если вышеупомянутая политическая экономия начинает с видимости признания человека, его самостоятельности, самодеятельности и т.д. и, перенося частную собственность в самую сущность человека, не может больше связывать себя местными, национальными и прочими определениями частной собственности как вне человека существующей сущности и, стало быть, развивает космополитическую, всеобщую, ломающую любые пределы, любые узы энергию, чтобы водвориться на их место в качестве единственной политики, единственной всеобщности, единственного предела и единственной связи, – то в процессе дальнейшего развития политическая экономия должна отбросить это лицемерие и выступить во всем своем цинизме.


…положительно экономисты всегда, и притом сознательно, идут по пути отчуждения от человека дальше своих предшественников, однако только потому, что их наука становится более последовательной и более истинной. Так как они превращают в субъект частную собственность в ее деятельной форме, т. е. объявляют сущность в одно и то же время человека как такового и человека как некое изуродованное существо [Unwesen], то противоречие, имеющееся в самой действительности, вполне соответствует той противоречивой сущности, которую они признали в качестве принципа. Разорванная действительность промышленности не только не опровергает, но, наоборот, подтверждает их внутренне разорванный принцип. Ведь их принцип и является принципом этой разорванности.”


Рассмотрев частную собственность Маркс переходит к рассмотрению коммунизма (продолжение следует).


Заметка по 1-й философской рукописи К.Маркса



Первая рукопись Маркса начинается с рассмотрения прибыли на капитал, земельной ренты, заработной платы, в которых Маркс рассматривает какими мотивами руководствуются собственники капитала и земли, какие из этого вытекают закономерности экономического и социального развития (разорение мелких капиталистов и земельных собственников, разрушение феодальной собственности и превращение земли в капитал, концентрация земельной собственности и капитала, монополизация, закабаление рабочих, минимизация зарплаты рабочих).


Рукопись обильно насыщена примерами, идеями, метафорами, требующими глубокого осмысления, например:


  • Рассуждение Маркса о взаимосвязи земли и землевладельца-дворянина, которая разрушается при превращении земли в капитал, при переходе от “нет земли без сеньора” (nulle terre sans seigneur) к “деньги не имеют хозяина” ( l'argent n'a pas de maitre) (в “Манифесте” это называется “бессовестной свободой торговли”): “Точно так же феодальная земельная собственность дает имя своему владельцу, как королевство дает имя своему королю. Его семейная генеалогия, история его дома и т.д. – все это индивидуализирует для него его земельную собственность, превращает ее форменным образом в его дом, персонифицирует ее. Точно так же и те, кто обрабатывает его земельное владение, находятся не в положении наемных поденщиков, а частью сами, как крепостные, являются его собственностью, частью же состоят к нему в отношениях почитания, подданства и определенных повинностей. Позиция землевладельца по отношению к ним является поэтому позицией непосредственно политической и имеет вместе с тем некоторую эмоциональную сторону. Нравы, характер и т.д. меняются от одного земельного участка к другому; они как бы срослись с клочком земли, тогда как позднее человека связывает с земельным участком только его кошелек, а не его характер, не его индивидуальность. И, наконец, феодальный землевладелец не стремится извлекать из своего земельного владения максимально возможную выгоду. Напротив, он потребляет то, что там имеется, а заботу о добывании новых средств он спокойно предоставляет крепостным и арендаторам. Таково отношение дворянства к земельному владению, окружающее хозяина земли некоторым романтическим ореолом.

  • В связи со стремлением зарплаты рабочего к уровню простого воспроизводства (то есть зарплаты, при которой семья может прокормить двоих детей): “на долю рабочего приходится в лучшем случае столько, что при наличии у него четырех детей двое из них обречены на голодную смерть”.

  • В связи с разделением труда (Богдановская тема): “Точно так же и разделение труда делает рабочего все более и более односторонним и зависимым; оно порождает конкуренцию не только людей, но и машин. Так как рабочий низведен до роли машины, то машина может противостоять ему в качестве конкурента.”

  • О политической экономии: “Но так как, по Смиту, общество не бывает счастливо там, где большинство страдает, – а между тем даже наиболее богатое состояние общества ведет к такому страданию большинства, – и так как политическая экономия (вообще общество, в котором господствует частный интерес) ведет к этому наиболее богатому состоянию, то выходит, следовательно, что целью политической экономии является несчастье общества.”, “[Политическая экономия] В силу этого она может выставить положение, что рабочий, точно так же как и всякая лошадь, должен получать столько, чтобы быть в состоянии работать. Она не рассматривает его в безработное для него время, не рассматривает его как человека; это она предоставляет уголовной юстиции, врачам, религии, статистическим таблицам, политике и надзирателю за нищими.”, “Однако политическая экономия видит в рабочем лишь рабочее животное, скотину, потребности которой сведены к самым необходимым физическим потребностям.”

И т.д. и т.д.


Подобные смысловые зёрна, которые можно развить в большие статьи, есть чуть ли не в каждом абзаце - рукопись даёт богатую пищу для размышлений. И всё это подводитк рассмотрению понятия отчуждённого труда, которым заканчивается 1-я философская рукопись.


Маркс замечает, что политическая экономия исходит из частной собственности и конкуренции, но она не рассматривает ни причины их появления, ни обоснования и следствия их существования: “Политическая экономия не дает нам ключа к пониманию основы и причины отделения труда от капитала и капитала от земли”, “…объяснение для нее ищут во внешних обстоятельствах. При этом политическая экономия ничего не говорит нам о том, в какой мере эти внешние, с виду случайные обстоятельства являются лишь выражением некоторого необходимого развития. Мы видели, что самый обмен представляется ей случайным фактом. Единственными маховыми колесами, которые пускает в ход политэконом, являются корыстолюбие и война между корыстолюбцами – конкуренция.”.


Маркс идёт на более глубокий уровень и рассматривает отчуждённый труд как необходимую причину частной собственности и конкуренции. И делает это на философском языке, оперируя категориями бытия, смысла человеческой жизни, родового отличия человечества и т.п. Это более универсальный, мощный, глубокий и сложный для понимания язык, чем язык упрощённый язык политэкономии. И эти мысли Маркса, сформулированные на философском языке, представляют для нас огромный интерес и ценность.


При рассмотрении отчуждения труда Маркс часто проводит параллели с Фейербаховым отчуждением религии - это мост к идеям А.В.Луначарского:


  • Ибо при такой предпосылке ясно: чем больше рабочий выматывает себя на работе, тем могущественнее становится чужой для него предметный мир, создаваемый им самим против самого себя, тем беднее становится он сам, его внутренний мир, тем меньшее имущество ему принадлежит. Точно так же обстоит дело и в религии. Чем больше вкладывает человек в бога, тем меньше остается в нем самом.

  • “Всякое самоотчуждение человека от себя и от природы проявляется в том отношении к другим, отличным от него людям, в которое он ставит самого себя и природу. Вот почему религиозное самоотчуждение с необходимостью проявляется в отношении мирянина к священнослужителю или – так как здесь дело касается интеллектуального мира – также к некоему посреднику и т.д. “

Маркс начинает с определения отчуждения: “…предмет, производимый трудом, его продукт, противостоит труду как некое чуждое существо, как сила, не зависящая от производителя. Продукт труда есть труд, закрепленный в некотором предмете, овеществленный в нем, это есть опредмечивание труда. Осуществление труда есть его опредмечивание. При тех порядках, которые предполагаются политической экономией, это осуществление труда, это его претворение в действительность выступает как выключение рабочего из действительности, опредмечивание выступает как утрата предмета и закабаление предметом, освоение предмета – как отчуждение”, “Осуществление труда выступает как выключение из действительности до такой степени, что рабочий выключается из действительности вплоть до голодной смерти. Опредмечивание выступает как утрата предмета до такой степени, что у рабочего отнимают самые необходимые предметы, необходимые не только для жизни, но и для работы”.


Все эти следствия уже заключены в том определении, что рабочий относится к продукту своего труда как к чужому предмету.“ - говорит Маркс, - “Отчуждение рабочего в его продукте имеет не только то значение, что его труд становится предметом, приобретает внешнее существование, но еще и то значение, что его труд существует вне его, независимо от него, как нечто чужое для него, и что этот труд становится противостоящей ему самостоятельной силой; что жизнь, сообщенная им предмету, выступает против него как враждебная и чуждая.


Далее Маркс рассматривает две грани отчуждения: 1. отчуждение предмета труда, и 2. отчуждение процесса труда.


1.” Итак, рабочий становится рабом своего предмета в двояком отношении: во-первых, он получает предмет для труда, т.е.работу, и, во-вторых, он получает средства существования. Только этот предмет дает ему, стало быть, возможность существовать, во-первых, как рабочему и, во-вторых, как физическому субъекту. Венец этого рабства в том, что он уже только в качестве рабочего может поддерживать свое существование как физического субъекта и что он является рабочим уже только в качестве физического субъекта.” - то есть при капиталистической системе рабочий не может ни выбрать себе работу (мост к Богдановской узкой специализации), ни отказаться от дающей ему кусок хлеба работы.


Маркс приводит пары отчуждения: “чем больше рабочий производит, тем меньше он может потреблять; чем больше ценностей он создает, тем больше сам он обесценивается и лишается достоинства; чем лучше оформлен его продукт, тем более изуродован рабочий; чем культурнее созданная им вещь, тем более похож на варвара он сам; чем могущественнее труд, тем немощнее рабочий; чем замысловатее выполняемая им работа, тем большему умственному опустошению и тем большему закабалению природой подвергается сам рабочий”, “Конечно, труд производит чудесные вещи для богачей, но он же производит обнищание рабочего. Он, создает дворцы, но также и трущобы для рабочих. Он творит красоту, но также и уродует рабочего. Он заменяет ручной труд машиной, но при этом отбрасывает часть рабочих назад к варварскому труду, а другую часть рабочих превращает в машину. Он производит ум, но также и слабоумие, кретинизм как удел рабочих.


2. Отчуждение предмета труда является следствием отчуждения самого процесса труда, говорит Маркс, и рассматривает эту вторую сторону отчуждения. На встречах нашего клуба мы обсуждали столкновение человека с отчуждением процесса труда, об этом же говорит С.Е.Кургинян когда разрабатывает метафору “скафандра”.


Труд является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности; в том, что он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развивает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свои духовные силы. Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя.


“У себя он тогда, когда он не работает; а когда он работает, он уже не у себя. В силу этого труд его не добровольный, а вынужденный; это – принудительный труд. Это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения всяких других потребностей, но не потребности в труде. Отчужденность труда ясно сказывается в том, что, как только прекращается физическое или иное принуждение к труду, от труда бегут, как от чумы. Внешний труд, труд, в процессе которого человек себя отчуждает, есть принесение себя в жертву, самоистязание. И, наконец, внешний характер труда проявляется для рабочего в том, что этот труд принадлежит не ему, а другому, и сам он в процессе труда принадлежит не себе, а другому. Подобно тому как в религии самодеятельность человеческой фантазии, человеческого мозга и человеческого сердца воздействует на индивидуума независимо отчего самого, т.е. в качестве какой-то чужой деятельности, божественной или дьявольской, так и деятельность рабочего не есть его самодеятельность .Она принадлежит другому, она есть утрата рабочим самого себя.”


Такое положение низводит рабочего до уровня животного - “человек (рабочий) чувствует себя свободно действующим только при выполнении своих животных функций – при еде, питье, в половом акте, в лучшем случае еще расположась у себя в жилище, украшая себя и т.д., – а в своих человеческих функциях он чувствует себя только лишь животным. То, что присуще животному, становится уделом человека, а человеческое превращается в то, что присуще животному? Правда, еда, питье, половой акт и т.д. тоже суть подлинно человеческие функции. Но в абстракции, отрывающей их от круга прочей человеческой деятельности и превращающей их в последние и единственные конечные цели, они носят животный характер.


Маркс опять выстраивает пары отчуждения: Деятельность выступает здесь как страдание, сила – как бессилие, зачатие – как оскопление,собственная физическая и духовная энергия рабочего, его личная жизнь (ибо что такое жизнь, если она не есть деятельность?) – как повернутая против него самого, от него не зависящая, ему не принадлежащая деятельность. Это есть самоотчуждение, тогда как выше речь шла об отчуждении вещи.”


Далее Маркс развивает тезис о том, что свободный труд - это неотъемлемое качество человеческого рода, и что отчуждение труда приводит к отчуждению человека от своей сущности:


Практическое созидание предметного мира, переработка неорганической природы есть самоутверждение человека как сознательного – родового существа, т.е. такого существа, которое относится к роду как к своей собственной сущности, или к самому себе как к родовому существу. Животное, правда, тоже производит. Оно строит себе гнездо или жилище, как это делают пчела, бобр, муравей и т.д. Но животное производит лишь то, в чем непосредственно нуждается оно само или его детеныш; оно производит односторонне, тогда как человек производит универсально: оно производит лишь под властью непосредственной физической потребности, между тем как человек производит даже будучи свободен от физической потребности, и в истинном смысле слова только тогда и производит, когда он свободен от нее; животное производит только самого себя, тогда как человек воспроизводит всю природу; продукт животного непосредственным образом связан с его физическим организмом, тогда как человек свободно противостоит своему продукту. Животное строит только сообразно мерке и потребности того вида, к которому оно принадлежит, тогда как человек умеет производить по меркам любого вида и всюду он умеет прилагать к предмету присущую мерку; в силу этого человек строит также и по законам красоты.


Поэтому именно в переработке предметного мира человек впервые действительно утверждает себя как родовое существо. Это производство есть его деятельная родовая жизнь. Благодаря этому производству природа оказывается его произведением и его действительностью. Предмет труда есть поэтому опредмечивание родовой жизни, человека: человек удваивает себя уже не только интеллектуально, как это имеет место в сознании, но и реально, деятельно, и созерцает самого себя в созданном им мире. Поэтому отчужденный труд отнимая у человека предмет его производства, тем самым отнимает у него его родовую жизнь, его действительную родовую предметность, а то преимущество, которое человек имеет перед животным, превращает для него в нечто отрицательное, поскольку у человека отбирают его неорганическое тело, природу…


Присущее человеку сознание его родовой сущности видоизменяется, стало быть, вследствие отчуждения так, что родовая жизнь становится для него средством. “


Маркс развивает этот тезис: отчуждение проявляется только в связи с другими людьми. Отчуждённый от рабочего труд (частная собственность) порождает человека, противостоящего рабочему (собственника), порождает отчуждение человека от самого себя, то есть отчуждение человека от другого человека: “Отчуждая от себя свою собственную деятельность, он позволяет другому человеку присваивать деятельность, ему не присущую”.


Вывод Маркса:


“Итак, посредством отчужденного труда рабочий порождает отношение к этому труду некоего человека, чуждого труду и стоящего вне труда. Отношение рабочего к труду порождает отношение к тому же труду капиталиста, или как бы там иначе ни называли хозяина труда. Стало быть, частная собственность есть продукт, результат, необходимое следствие отчужденного труда, внешнего отношения рабочего к природе и к самому себе”.


Из этого следует несколько важных следствий.


Например, что даже если государство будет единственным капиталистом - этого недостаточно для преодоления отчуждения труда, этого мало, чтобы вернуть родовую сущность человека: “Насильственное повышение заработной платы (не говоря уже о всех прочих трудностях, не говоря уже о том, что такое повышение как аномалию можно было бы сохранять тоже только насильственно) было бы, как это вытекает из вышеизложенного, не более чем лучшей оплатой раба и не завоевало бы ни рабочему, ни труду их человеческого назначения и достоинства. Даже равенство заработной платы, как его требует Прудон, имело бы лишь тот результат, что оно превратило бы отношение нынешнего рабочего к его труду в отношение всех людей к труду. В этом случае общество мыслилось бы как абстрактный капиталист”.


И Маркс подводит нить изложения ко 2-й рукописи, посвящённой частной собственности:


Спрашивается теперь, как дошел человек до отчуждения своего труда? Как обосновано это отчуждение в сущности человеческого развития? Для разрешения этой задачи многое нами уже получено, поскольку вопрос о происхождении частной собственности сведен нами к вопросу об отношении отчужденного труда к ходу развития человечества. Ведь когда говорят о частной собственности, то думают, что имеют дело с некоей вещью вне человека. А когда говорят о труде, то имеют дело непосредственно с самим человеком. Эта новая постановка вопроса уже включает в себя его разрешение.”



Схема для иллюстрации (нажать для открытия в масштабе 1:1):



(Продолжение следует)


Марксизм. Манифест. "Отнять и поделить!?" (окончание)



Третья часть Манифеста называется "Социалистическая и коммунистическая литература". По существу в этом разделе (среди прочего) рассматривается то, что на современном языке называется концептуальной войной. Например, попытки использовать в своих целях идеи социализма со стороны аристократии для атаки на буржуазию, со стороны мелкой буржуазии для атаки на крупную буржуазию, попытки умиротворения пролетариата, вырождение "адаптированных" социалистических идей и т.д. В этой части также рассмотрены недостатки (в логике Манифеста) первых социалистических концептов Сен-Симона, Фурье, Оуэна. Каждый из этих концептов можно с интересом разобрать, но это отдельный разговор.

Интересно, что в этой части Манифеста отмечено сходство между коммунизмом и христианством: "Нет ничего легче, как придать христианскому аскетизму социалистический оттенок. Разве христианство не ратовало тоже против частной собственности, против брака, против государства? Разве оно не проповедовало вместо этого благотворительность и нищенство, безбрачие и умерщвление плоти, монастырскую жизнь и церковь?". Но тут же делается заключение - "Христианский социализм - это лишь святая вода, которою поп кропит озлобление аристократа."

А ведь вопрос о синтезе христианства и коммунизма по-прежнему актуален сегодня. Агрессивный атеизм и атака на православную церковь в СССР мы считаем ошибкой. История на практике показала, что христианство и коммунизм прекрасно сочетаются. Например, мы видим этот синтез в Латинской Америке (теология освобождения) - огонь живой страсти на изменение мира к лучшему.

В заключительной, IV части Манифеста разъясняется политическая стратегия и тактика коммунистов по отношению к оппозиционным партиям, смысл которой - возможны ситуационные союзы, но "ни на минуту не перестает она вырабатывать у рабочих возможно более ясное сознание враждебной противоположности между буржуазией и пролетариатом, чтобы немецкие рабочие могли сейчас же использовать общественные и политические условия, которые должно принести с собой господство буржуазии, как оружие против нее же самой, чтобы, сейчас же после свержения реакционных классов в Германии, началась борьба против самой буржуазии.". То есть всегда работать на достижение стратегической цели.

Заканчивается Манифест известным на весь мир призывом: "Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир. ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!"

***

Итак, в этой части Манифеста:
- Кратко рассмотрена концептуальная война вокруг социалистических идей,
- Затронут вопрос об отношении коммунизма и христианства,
- Изложена политическая тактика и стратегия коммунистического движения.


В 3-4 частях манифеста нет ни слова ни про "отобрать", ни про "поделить".

И мы возвращаемся к тому же вопросу: кем нужно быть, чтобы читая это в 21 веке, видя глобальные современные вызовы, переживя геополитическую катастрофу распада СССР, низводить затронутые в Манифесте идеи до "отобрать и поделить"?

Такие люди ставят нас в неловкое положение: что нам думать по их поводу? Что они ничего не способны понять сами, что они не могут соотнести прочитанное с историей России и с современностью? Или мы должны думать, что они всё понимают, но намеренно несут чушь в расчёте на то, что ничего не понимают окружающие и можно водить их за нос?