Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Авенариус об эволюции человечества


Рихард Авенариус, лекции которого слушал А.В.Луначарский в Цюрихском университете, написал работу "Критика чистого опыта", которую Луначарский изложил на русском языке. Процитирую фрагмент этой книги, посвящённый развитию человечества:

Итак, развитие, по Авенариусу, представляет из себя постепенное, все более точное приспособление системы С [центральной нервной системы, прим.] к среде, причем все элементы среды, все комбинации их отражаются в мозгу как комоменты, как акты планомерной гармонической жизни мозга.

Отсюда Авенариус делает вывод, что прогресс не бесконечен. Предоставленная самой себе, т. е. непрерываемая никакой гибельной катастрофой, работа системы С неминуемо должна привести к полному «обмозгованию» т. ск. мира, к полной гармонизации соответственно выросших и расширившихся функций мозга, и всех возможных явлений среды. Человечество не движется в бесконечность, но идет к вполне определенной, поставленной самым устройством системы С цели, именно к гармонизации её отправлений в нашей многообразной среде, к претворению таким образом среды в «святилище сохранения жизни».

При этом человек оказался бы в собственных глазах венцом, зрелым плодом мира, мир воспринимался бы как совершенно, насквозь понятный, и при том как источник наслаждения. Надо отметить, что божеское состояние всезнания и власти над миром, в смысле возможности удовлетворить всем желаниям (ибо желания невозможные просто не будут тогда возникать) отнюдь не должно по смыслу учения Авенариуса сопровождаться понижением преваленциалов и афекционалов, т. е. интереса к жизни и ощущения радости бытия. Можно было бы думать так, потому что жизнеразности высшего порядка уже не будут тогда возбуждаться в людях средою: человека ничто уже не удивит, не испугает и т. д. Но не надо забывать, что будет иметь место постоянно вновь и вновь возникающая жизнеразность перенакопления, которая постоянно и роскошно будет устраняться созерцанием и творчеством прекрасных форм и всеми наслаждениями любви и других прелестей физической и духовной жизни, достигающей все более грандиозного размаха.

К идеалу всеблаженства и всеведения Авенариус относится не как к регулятивной идее, не как к недостижимой, чисто формальной путеводной звезде человечества, но как к неизбежному фазису его развития. Отвлекаясь от космических катастроф (внезапных, или медленных), он проводит человеко–бога как естественный венец истории.

Для Авенариуса, пишет Луначарский, венец развития - это человек, который полностью понял мир ("обмозговал"), пришёл к божескому состоянию всезнания и власти над миром. Эта идея во многом созвучна идее "богостроительства" Луначарского, который мечтал о коллективном всемогущем человечестве, которое во-человечит мир. Авенариуса Луначарский считал одним из своих учителей, в период разработки концепта богостроительства Луначарский опирался на взгляды Авенариуса и Маха.

Кстати, Ленин "атаковал" группу "богостроителей" в том числе через атаку на концепты Маха и Авенариуса, посвятил этому свой "Материализм и эмпириокритицизм".

Плавание, Шарль Бодлер



Для отрока, в ночи глядящего эстампы,
За каждым валом - даль, за каждой далью - вал.
Как этот мир велик в лучах рабочей лампы!
Ах, в памяти очах - как бесконечно мал!

В один ненастный день, в тоске нечеловечьей,
Не вынеся тягот, под скрежет якорей,
Мы всходим на корабль, и происходит встреча
Безмерности мечты с предельностью морей.

Что нас толкает в путь? Тех - ненависть к отчизне,
Тех - скука очага, еще иных - в тени
Цирцеиных ресниц оставивших полжизни -
Надежда отстоять оставшиеся дни.

В Цирцеиных садах, дабы не стать скотами,
Плывут, плывут, плывут в оцепененье чувств,
Пока ожоги льдов и солнц отвесных пламя
Не вытравят следов волшебницыных уст.

Но истые пловцы - те, что плывут без цели:
Плывущие, чтоб плыть! Глотатели широт,
Что каждую зарю справляют новоселье
И даже в смертный час еще твердят: - Вперед!

На облако взгляни: вот облик их желаний!
Как отроку - любовь, как рекруту - картечь,
Так край желанен им, которому названья
Доселе не нашла еще людская речь.
Collapse )